Иоанн Антонович Котович (1839-1911 годы) // Кобрин-информ – 2011. – 28 июля. – С. 28 — 29.

ИОАНН АНТОНОВИЧ КОТОВИЧ

(1839–1911 гг.)

В 1869 г. в Виленской типографии А. Сыркина в Виленском сборнике под ред. В. Кулина напечатана его работа «О православных церквях в городе Кобрине». Одновременно Котович продолжал работу над диссертацией, поддерживая тесную связь со своим учителем М. О. Кояловичем, под руководством которого и писалась работа. Работа над темой «Первоначальная история христианства в нынешнем Северо-Западном крае России до Великого князя Литовского Ягайлы» была, по-видимому, завершена к 1873г. и успешно защищена, потому что в ЛЕВ за 1873г. есть сообщение: «И. Котовичу по решению совета Петербугской духовной Академии и утверждению Св. Синода была присуждена ученая степень магистра богословия».

Молодому ученому в это время было 34 года. Он по-прежнему выполняет священнические обязанности в Пречистенском кафедральном соборе. Первым настоятелем восстановленного в 1868 г. Пречистенского собора был Протоиерей Антоний Пщолко, с 1871-1875г. — протоиерей Николай Дмитриев, а после поступления его на службу в законоучители Виленской гимназии и учительского института на его место был назначен священник этого собора со дня освящения Иоанн Котович.

Именно в годы его настоятельства собор приобрёл особую значимость в жизни православной церкви. Главной заботой нового настоятеля стала необходимость обратить всё здание собора в тёплое помещение. Отопление храма было устроено по самой передовой технологии инженера Креля. Одновременно проводились внутренние ремонтные работы.

Стараниями И. Котовича был учреждён подобающий Собору церковный хор. По свидетельству самого настоятеля: «Бог благословил и это дело, за которое взялся опытный руководитель Гродненского архиерейского хора. Большой знаток церковного пения, артиллерийский чиновник Фёдор Иванович Крылов. Устроенный им хор с 1880 года постоянно пел в соборе, заслужив огромную симпатию прихожан».

В составе хора были лучшие певческие силы города, а его регентами лучшие знатоки церковного пения и музыки. (Ф. И. Крылов, Мольвер, М. А. Бреман, Г. М. Баньковский).

Уже в 1881 году за счёт города возвели каменную набережную на р. Вилейка, обезопасив здание храма от вод реки, весной выходившей из берегов. В соборе слева был сооружён на средства прихожан киот в память Св. Праведного Иоанна Кронштадтского.

От благотворителей в это время поступали и другие пожертвования. Так, в 1883 году собору были пожертвованы две большие художественные иконы работы художника Волкова (оказавшиеся излишними) из Петербургского Исаакиевского собора. Виленский живописец И. П. Трутнев пожертвовал храму хоругви, икону Св. Николая, выносной крест и другие предметы. Церковный живописец Г. А. Молокин подарил прекрасную гробницу под плащаницу и живописный аналой. Преподаватель Виленского реального училища С. В. Шалкович – собственноручной работы резную из ореха дарохранительницу, имеющую вид храма. Были также пожертвованы храму три позолоченных паникадила, множество ценных лампадок, подсвечников и других предметов церковного обихода.

В 1885 г. с целью улучшения обеспечения притча протоиерей Иоанн Котович стал ходатайствовать о наделении собора угодьями, и такие в конце концов были выделены. Угодия эти состояли из фермы Деканишки в Виленском уезде в 154 десятины земли; из мельницы в м. Сморгонь Ошмянского уезда и озера Илга в 134 кв. дес. в Трокском уезде.

В течение четверти века митрополитарный собор видел в своих стенах членов императорской семьи, высоких государственных сановников, архипастырей, учёных и литераторов.

Известно, что в октябре 1893 г. при посещении Вильны молился в Пречистенском храме о. Иоанн Сергиев, а в 1907г. благословил его общину иконой Николая Чудотворца.

И. Котович – редактор «Литовских Епархиальных Ведомостей», критик, публицист, исследователь-краевед, оратор

Параллельно с основной работой важнейшей частью его деятельности были, конечно, «Литовские Епархиальные Ведомости», редактором которых он был свыше 30 лет (с 1869-1903 г.).

Когда-то при основании ЛЕВ, жертвуя из собственных средств 300 рублей на первоначальные расходы, митрополит И. Семашко 13 мая 1862г писал: «Мне остается молить Господа, чтобы Он благословил милостью своею добрых деятелей, да усердными их трудами и самоотвержением процветать это издание на пользу Литовской епархии, всей православной церкви и целого края».

Благодаря именно И. Котовичу ЛЕВ, объединившие вокруг себя защитников православия и русскости в Литве и Белоруссии, стали самой читаемой газетой. Он смог с помощью искусно подобранных им сотрудников сделать газету привлекательной и интересной. На её страницах печатался не только М. О. Коялович.

Ещё в 60-е годы, благодаря М. О. Кояловичу, состоялось знакомство И. Котовича с И. С. Аксаковым, видным славянофилом, редактором «Дня».

В 1886 г. И. С. Аксакова не стало. Во время заупокойной литургии протоиерей И. Котович произнёс речь: «Не забудет и западнорусский край Ивана Сергеевича! Нужно было иметь много мужества и сознания гражданского долга, чтобы так бесстрашно восстать на защиту попранной и униженной русской народности в здешнем крае, как восстал Иван Сергеевич в 1862 и 1863 годах… Со свойственной ему прямотой он открыто исповедовал великий грех русского общества и русских учёных — забвение про существование общерусских основ её жизни и подвигов её сынов; он прямо ставил вопрос, что здешний народ — господин и хозяин той земли, которую поляки всюду прославили Польшей и этой ложью заслепили глаза русскому обществу, он убеждал белорусов … стряхнуть в своём домашнем быту польскую речь и польские обычаи… Почти все проекты преобразования в крае или проходили через его руки, или не чужды были его указаний или косвенного влияния».

И. Котович привлекал к участию в газете многих знаменитых авторов: Ю. Ф. Крачковского, А. В. Белецкого, П. А. Червяковского, П. Н. Жуковича и др. Жизненный путь у этих людей разный, увлечения тоже, но в центре внимания этого круга стояли вопросы об исторических судьбах родного края.

В каждом номере ЛЕВ есть статьи, речи, заметки, рассуждения редактора. На страницах газеты опубликовано большинство сочинений И. Котовича, в т. ч. «Историческая записка о литовской духовной семинарии» (1878 г.), «Высокопреосвященный Алексий, архиепископ Литовский и Виленский» (1890 г.), «Торжество 50-летия воссоединения униатов» (1889 г.), «Слово в день празднования 300-летнего юбилея со времени построения Свято-Духовым братством церкви Святого Духа в г. Вильне» (1897 г.)

В условиях первых десятилетий после упразднения унии у священнослужителей (бывших униатских, а теперь — православных) возникало много проблем и вопросов, на которые надо было давать ответы и разъяснения. Поэтому ЛЕВ уделяют много внимания наставлениям, знаниям о правильном проведении православных обрядов, практическим советам.

На страницах газеты много статей церковно-практического содержания, написанных редактором. Вот некоторые из них: «Обряд воздвижения честного креста Господня на утрени 14 день сентября»;  «О соборном служении без диакона»;  «О совершении Богослужения в Великой Пятоке при совпадении с праздником Благовещания»;  «О ношении священнослужителями в зимнее время, во время церковных церемоний, вне храма чёрной шапочки, вроде скуфьи»;  «По поводу приходорасходных церковных книг нового образца»  и т.д.

Прекрасный Богослов и публицист, обладающий аналитическим складом ума, И. Котович не оставляет без внимания новинки публицистической литературы и часто на страницах ЛЕВ публикует свои критические статьи и рецензии: «Библиографическое известие о книге «Памятники полемической литературы в Западной России»»;  статья «Б. Соловьёв. Об обрусении Западной Губернии».

Одна из таких критических статей печатается на страницах ЛЕВ по поводу выхода в свет книги ««Памятник веры», настольная книга каждого православного христианина», изданной в Москве в 1874г. Знакомясь со статьей И. Котовича, с его анализом содержания «Памятника веры» невольно удивляешься — насколько глубоки его познания не только в вопросах богословия, но и в вопросах состояния дел в Литовской Епархии, знание им истории и географии края.

И это не случайно. Рано проявив исследовательские способности, И. Котович не только поощрял изучение истории края (не было в бытность его редактором ни одного номера ЛЕВ, чтобы на страницах газеты не публиковались статьи и материалы по истории края), но и сам исследовал историю монастырей и храмов, поощряя таким образом разработку местных архивов, пропагандировал памятники белорусской старины. Интересны его материалы о Пестуновской церкви, статья «Православные святцы в Польско-католическом календаре» .

Будучи родом с Кобринщины, И. Котович помнил свои корни, поддерживал тесные связи со своей семьёй и постоянно интересовался событиями истории и современности своей малой родины.

На страницах своей газеты наш земляк печатает статьи: «О православных церквях в г. Кобрине» (см. приложение №3); «Об обычаях ставить кресты на открытых местах северо-западного края России»;  «Из Кобринского уезда» (хроника);  «Завещание помещицы Верещаковой» (об истории Буховичской церкви);  «О событиях 8 сентября в с. Берёза»;  «Освящение каменной Соборной церкви в городе Кобрине»  (см. приложение №4); «Протоирей Антоний Котович»  (некролог) (см. приложение №2); «О построении и освещении церквей» (из истории Буховичской церкви)  (см. приложение №5); «Праздник в девятый четверг после Пасхи — в память воссоединения униатов с Православной Церковью» (содержит рассказ об этом празднике, начало которому положено в 1842г., и праздновании его в Кобрине).

Активными корреспондентами ЛЕВ были братья И. Котовича. На страницах газеты печатают свои статьи, поучения, отзывы по поводу юбилеев, речи над гробом умерших местных священников Никанор Котович, Василий Котович, Фома Котович. (см. приложение №6-11) Все эти материалы, содержащие много малоизвестных фактов, не только интересны, но могут стать предметом изучения для Кобринских историков-краеведов и просто любознательных людей, интересующихся историй своего народа.

Любопытны очерки, статьи И. Котовича по церковной и гражданской истории. Среди них — исторический очерк «Пребывания Петра Великого в Вильне» к 200-летнему юбилею Петра I (о пребывании Петра I в ночь с 14-15 июля 1705г. с 500 тыс. войском в Вильне).

Статья «Нищенство и меры против него» исследует проблему нищенства с 17 в. и попытки властей разрешить эту проблему.

Произнесенные им проповеди, надгробные слова и речи почти в каждом номере ЛЕВ по своему содержанию, построению и эмоциональности являются замечательными образцами ораторского искусства. В числе самых известных из них: «Слово по поводу кончины И. Семашко»,  «Речь при погребении А. Котовича», «Слово во время заупокойной литургии по И. С. Аксакову», «Речь перед панихидой по П. Чайковскому»: «Братия соотечественники! В настоящее время мысленно мы стоим у свежей могилы великого гения — Петра Ильича Чайковского; и что-то необычное нам видится здесь; она покрыта не массой песчинок, а потоками слез, вызванных внезапностью понесенной утраты… Могилу эту окружает глубокая печаль, охватившая сердца всех, начиная от царского дворца и до бедной хижины, где бьется ключ разумной жизни, где царит любовь к родине, любовь и уважение к родному искусству… Человек, создавший столь выдающиеся музыкальные произведения, не умирает… Покойный П. И. принадлежал к избранникам неба; его дух стремился к неземному, стремился осуществить в дивной гармонии звуков заветные порывы своей души, доставлявшие нам источник высоких наслаждений, заставляющий нас на время забывать будничную суету. Бренная оболочка его духа сошла в могилу; земное должно отдать свою дань земному; но дух его предстал теперь у того предела, где есть веселящихся жилище, где в чудных ангельских славословиях выявляется непостижимое величие и неизреченная красота доброты Творца. Принесем же, братия, совокупную нашу молитву Богу, да очистит Он богатством своего милосердия душу почившего от греховных к ней приложений, да учинит его в царстве света и вечной гармонии, да соделает его участником немолчных славословий ангелов и святых. Аминь».

Одной из самых мощных речей была речь по поводу открытия музея М. Н. Муравьева в Вильно: «Нас отделяют уже десятки лет от времени, когда жил и действовал у нас граф М. Н. Муравьев, и однако же и теперь, когда мы входим в музей его, мы испытываем некоторое чувство как бы личного его здесь присутствия: вот его рабочий стол с принадлежностями — наличный свидетель его трудов, не знавших отдыха его дум о благе России и западнобелорусского народа; вот портреты сотрудников его, разделявших с ним бремя беззаветного служения своему государству; вот рисунки и чертежи православных храмов Божиих, воздвигнутых и возобновленных графом Муравьевым, как постоянных свидетелей плодов его деятельности, его ревности о благе святой православной церкви; здесь же имеются изображения весьма важных моментов в жизни и деятельности графа в бытность его на службе в Вильне; здесь же хранятся его личные бумаги, важные для истории края документы, касающиеся его умиротворения и благоустройства; здесь же имеются вещественные выражения живейших чувств благовения и благодарности М. Н. Муравьеву от разных сословий, принесенных ему при оставлении им Вильны 17 апреля 1865 года, и многое, многое другое…».

Во всех речах И. Котовича содержится не только оценка жизненного пути известных и ценимых им людей, но также изложена его собственная жизненная позиция, его взгляд на мир, его видение смысла жизни, того, что для него является главным – нужность и полезность своему народу.

И. Котович – педагог и общественный деятель

Рано выступив на педагогическом поприще в качестве законоучителя в различных учебных заведениях, о. Иоанн проявил себя не только как организатор и руководитель учебного процесса, но и как человек, неравнодушный к вопросу постановки образования в крае. И об этом свидетельствует ряд его статей в ЛЕВ по церковно-школьному делу, народному образованию, педагогике:  «Пятидесятилетний юбилей Литовской Духовной семинарии»,  «О приёмных испытаниях в Литовскую Духовную семинарию», «Понимание пользы» (об образовании),  «Сведения о церковно-приходских училищах в Литовской Епархии».

Об этом свидетельствует и то, что он был неизменным председателем и руководителем епархиальных и училищных съездов, 11 лет был членом педагогического и распорядительного собрания правления Литовской Духовной семинарии, членом Литовской духовной консистории и училищного епархиального совета Литовского епархиального попечительства.

С первого года своего священства он состоял членом совета Виленского Свято-Духовского братства и много лет был попечителем братского дома.

В середине 19 в. в северо-западном крае не было открыто ни одного высшего учебного заведения. А необходимость в этом была – считали митрополит Иосиф Семашко, граф Муравьёв и попечитель Виленского учебного округа П. Н. Батюшков. Был составлен даже проект устава Виленской православной Духовной Академии тогдашним митрополитом Литовским Макарием. Но эта идея не была поддержана Российским правительством.

Во второй половине 19 в. этот вопрос обсуждался в научных кругах. Академик М. О. Коялович  был решительным поборником создания академии и обосновывал это тем, что необходимо было создавать свою духовную высшую школу, которая сообразовывалась с местными особенностями, школу, где обучались бы местные жители, знакомые с бытом и языком народа.

«В воспитанниках недостатка не будет ни в семинариях, ни в Академии: пусть только средства, идущие на содержание в духовно-учебных заведениях воспитанников духовных, безразлично употребляются на содержание в них детей всех званий, православного, конечно, исповедания, подобно тому, как на средства братские церковные воспитывались в братских школах бедные дети без различия звания и происхождения.»

П. Н. Жукович в начале 20 в. также поддерживал идею необходимости создания в Вильно православной Академии. По его мысли, основание такой академии диктовалось самой жизнью: «В то время, как число светских образованных людей всюду, в самых глухих уездах, сильно возросло по сравнению с теми годами, число священников с высшим образованием в Западной России  не увеличивалось, а скорее уменьшилось. Между тем современная жизнь предъявляет к духовенству всё более трудные и сложные требования, для удовлетворения которых нужны и большие специальные знания, и приобретённая в высшей школе дисциплина ума, и более широкое церковно-государственное миросозерцание. Даже для удовлетворения  религиозно-церковных школьно-образовательных целей православная иерархия в Северо-западном крае не обладает достаточным количеством лиц с высшим образованием. Здесь не редкость встретить такое правительственное средне-учебное заведение министерства Народного Просвещения и тем более Ведомства Учреждений Императрицы Марии, где преподаватели всех учебных предметов – люди с высшим образованием, за исключением одного лишь законоучителя. Учительские семинарии, где законоучитель – кандидат богословия, в северо-западном крае редкое исключение».

Но эти предложения в то время так и не реализовались.

И. Котович был также сторонником открытия православной духовной Академии. В 1882 г. редактор ЛЕВ поместил в газете даже проект академии, некогда составленный митрополитом Литовским Макарием.

Был наш земляк и членом Северо-Западного отдела Русского Императорского географического общества, являлся активным участником 9-го археологического съезда в Вильно (1893г.) и принимал непосредственное участие в издании его материалов.

Для археологии северо-западного края имели значение его статьи: «Богогласник, его значение и употребление в народе»,  «Несколько слов о Виленской Кальварии и о посещении её православными»,  «О православных церквях в г. Кобрине».

И. Котович состоял членом Виленской археографической комиссии (Виленская комиссия для разбора и издания древних актов).

Отдельного упоминания заслуживает общественная деятельность И. Котовича в качестве гласного Вильнюсской городской думы и в качестве члена временного ревизионного комитета на протяжении многих лет.

Народная православная книжность в собрании

и исследованиях И. Котовича

Все свои досуги протоиерей И. Котович посвящал одному из самых сильных увлечений – собиранию рукописей и старопечатных изданий. При этом он обращал особое внимание на тексты, бытующие в народе.

Именно о. Иоанн Котович стал первым, кто, отмечая особую значимость «Богогласника» как памятника народной книжности, имеющего широчайшее распространение, ратовал за необходимость его переиздания в православной редакции с добавлением новых песен.

Ученики и соратники о. Иоанна часто вспоминали о его особом внимании к народной культуре, традиционному крестьянскому быту, народному духовному миру, который он изучал и призывал их последовать в этом за ним.

О. Иоанн Котович считал, что для молодежи собирание памятников народной словесности – один из самых прямых путей познания «народной души», ее чаяний и устремлений, а на значительной части территорий – еще и пробуждения и воскрешения национально-культурного и религиозного самосознания. «Вспоминая время, когда Вы, дорогой наставник, — восклицал один из учеников о. Иоанна Котовича, — приглашая юных питомцев своих собирать – записывать во время каникул – народные песни, сказки, сказания говорили нам: “Дети, в этих песнях вы услышите звуки русской, православной народной души; ими согреете в себе желание знать историю края и свою готовность быть полезными родному русскому краю”». Сохранился целый ряд рукописных сборников типа народных Богогласников и кантычек, принадлежавших о. Иоанну Котовичу, которые послужили ему в качестве изучаемых образцов народной стихотворной литературы. Часть из них он подарил в 1860-е гг. Публичной библиотеке Вильнюса, и сейчас они хранятся в собрании Отдела рукописей Библиотеки Литовской академии наук. Так рукописный Богогласник XVIII в. из обширного собрания о. Иоанна за «№ 30» представляет собой книгу, вобравшую в себя элементы нескольких культурных традиций — кириллографических и латинографических, восточнославянских и западнославянских, полилингвистических в своей основе. Ф.Н. Добрянский указывает точное время, когда о. Иоанн подарил этот сборник Публичной библиотеке: «Пожертвован  в 1866 г.о. И. Котовичем». Одновременно этот сборник — своего рода образец переходной книжности от кантычек к Богогласнику, а также смешение и смещение графико-языковых традиций, когда восточнославянские тексты переписывались латиницей, а западнославянские — кириллицей. Кроме того, в этом сборнике есть, видимо, и великорусские стихотворные сочинения, например, «Пора приходить по щасцю тужить…». Сборник содержит акростих и прямые указания на имена авторов произведений, посвящение одного из сочинений «архиепископу Афанасию Шептицкому», отдельные географические привязки к месту действия произведений: «самборская церковь», «ленковая малая весь в Новогродском повете». Этот малоформатный сборник, составленный многими лицами, писанный и кириллицей и латиницей, и их своеобразным графическим конгломератом — характерный пример народной книжности и литературы, развивавшейся на пространстве многовекового взаимодействия

«Чудная помощнице пречистая

маты изобилно повсюду

твои благодати

Оу ленковой малои веси чудо

изявля от в новогородском

повете

Як слнце сияет

Блможимтя владыциче златом оукрашают

священними неско елци молебно спевают

Просветиж нас пречистая во

нашой темности отжении от нас

грешних всякоя леносты

Процвела есь оу севере прекрасная

роже болящих исцеляешь Марие

Госпоже от востока

от востока до запада имя

твое славно от юга до севера

оу сем верним явно

Должни есми владичице имя твое

знати от нине и до века всегда

вихваляты».

Еще один подобный рукописный сборник из собрания о. Иоанна Котовича особо интересен тем, что в середине рукописной части в нем имеется вклейка из печатного издания. (см. приложение №17)

25-летний юбилей службы И.Котовича в Пречистенском соборе.

Заслуги отца Иоанна на пастырском и общественном поприще высоко оценивались. ЛЕВ за 1882 г. сообщают: «Награждён И. Котович за заслуги по военному и гражданскому ведомству орденом св. Анны 3 степени».  Среди наград – Библия и наперсный крест,  украшенный драгоценными камнями; преподнесенный пастырю 22 октября 1893 г. во время праздничных торжеств по случаю 25-летнего юбилея Виленского Пречистинского  собора и служения в нём И. Котовича. Крест возложил на юбиляре архиепископ Литовский и Виленский Донат. Он же зачитал приветственный адрес.           Сам адрес был напечатан на слоновой бумаге, а фоном для него было избрано полотенце-рушник в старинном народном стиле. На адресе был нарисован от руки Пречистинский собор, а боковые украшения составили лучшие образцы заставок старых рукописных книг. Оформлением и украшением адреса занимались известные виленские художники И. П. Трутнев и Д. И. Чемоданов. Содержательный и тёплый адрес был испещрен множеством подписей представителей духовных и светских властей, а также членов депутации.

Кроме креста и адреса, юбиляру от друзей и прихожан были преподнесены образ Покрова Божьей Матери в киоте и в серебряно-позолоченной ризе, образ Святого Чудотворца Николая и образ Казанской иконы Богородицы также прекрасной художественной работы. Сверх того, Иоанном Котовичем было получено около 40 поздравительных телеграмм. Их прислали из Петербурга – историк генерал-лейтенант П. О. Бобровский, бывший преподаватель Виленского реального училища А. О. Зеленцов; из Москвы – Д. М. Струков и С.Н. Батюшкова; из Молодечно — попечитель Виленского учебного округа Н. А. Сергиевский; из Супрасля – архимандрит Николай; из Лиды – брат покойного профессора М. О. Кояловича протоиерей Иосиф Коялович; из Ружан – Коссовский благочинный священник Евгений Белавенцев ; из Ковны – протоиереи Дмитрий Ярушевич, Илья Григорович и законоучитель гимназии Владимир Некрасов; из Минска – кафедральный протоиерей Григорий Тарнопольский; из Холма – протоиерей А. С. Будилович; из Гродно – протоиерей Григорий Кудрицкий ; из Кобрина – священник Симеон Бегаллович; из Пружан – благочинный священник Ипполит Гомалицкий; из Кузницы – священник Иоанн Сцепуржинский; из села Ставка – священник Флор Сосновский; из города Шавеля – Сергей Карский; из Бреста – протоиерей Иоанн Григорович.

Весьма содержательное поздравление прислал давний товарищ юбиляра, председатель Виленской Археографической комиссии, а также Виленской публичной библиотеки Ю. Ф. Крачковский: «Дорогой отец Протоиерей! Находясь в отпуске в имении Черкассы, вместе с супругой шлем Вам и Марье Ивановне наше сердечное приветствие по случаю совершившегося 25-летия Вашего священства и при этом на одном месте – при Митрополитарном Виленском соборе. Мы очень тесно связаны с Вами как с началом Вашего служения, так и с тем еще, что наш первенец Николай Юлианович был крещен Вами 22 года тому назад. Вам, достойнейшему преемнику славных настоятелей Пречистенского собора, от души желаем ещё долго и долго держать святое знамя Православия в крае так честно и высоко, как это было до настоящего времени. В 25-летний юбилей Вашего Священства позволю себе напомнить о 30-летнем Вашем литературном юбилее. У меня, по крайней мере, до сих пор имеется ваша печатная записка о придорожных крестах 1863 года. Это воскрешает в моей памяти давнее прошлое с кипучей литературной деятельностью И. С. Аксакова, М. Н. Каткова, М. О. Кояловича, М. Н. Гилярова, князя Черкасского и др., среди которых и Вы, и я учились работать и трудиться. Славные и дорогие имена! Вы исполняете их священные заветы! Честь Вам и Слава! Да сохранит Господь и для будущего отдаленного Ваши силы на пользу и благо нашей дорогой родины, нашего Отечества. Ваши покорнейшие слуги Юлиан и Анна Крачковские. P. S. Прошу принять привет и от Виленской библиотечной комиссии, в которой Вы были одним из первых деятелей. Председатель Ю. К.»

Литовские Епархиальные ведомости на своих страницах дали подробное описание торжеств по поводу юбилея собора и его священнослужителя.

Терпеливо перенося всё то, что относилось к его юбилею, пастырь придерживался принципа, что «всякий фимиам – это опасный, но не смертельный грех», ибо он жил работой, трудом во благо ближнего. Жизненное кредо Отца Иоанна – служить народу края, указывать уму нужные в жизни ценности и образцы поведения — нашло выражение в речи перед освещением и открытием в Вильно музея графа П. Н. Муравьева.

В 1903 г. – И. Котович попрощался с редакцией ЛЕВ.  А в Литовских Епархиальных Ведомостях за 1903 год напечатана речь И. Котовича по случаю оставления им должности благочинного  и материалы к 35-летнему юбилею службы И. Котовича.

Умер этот замечательный пастырь, рождённый землей Кобринской, – учёный, краевед, педагог, литератор, оратор, общественный деятель, по-видимому, в конце 1911 г., потому что некролог в связи с его смертью помещён на 2 странице Литовских Епархиальных Ведомостей в №1 за 1912 г. Об этом же пишут ЛЕВ в №2 за 1912 г. с.31. Похоронен в Вильно.

Семья Иоанна Котовича

Нам мало известно о дочерях Иоанна Котовича — Марии и Екатерине. А его сын Борис Котович был в 1905 священником в городе Ново-Вилейке под Вильной.

Яркой личностью был другой сын — Николай, архитектор и известный деятель русского движения в межвоенной Польше. Николай Иванович Котович родился 25 декабря 1875 года в городе Вильне. Мать архитектора — Мария Ивановна Теодорович была сестрой выдающегося исследователя Волыни, историка Николая Теодоровича. Детство и юность Николая прошли в чудесном старинном городе Вильно. Родился он в доме при Пречистенском соборе.

Отец Иоанн Котович был человеком очень состоятельным благодаря колоссальной работоспособности: настоятель Пречистенского собора, законоучитель реального училища, член консистории, редактор газеты и т. д. Поэтому Николай получил прекрасное образование. В 1885 году он поступил в приготовительный класс Первой виленской мужской гимназии, где его первым учителем быль Федор Матвеевич Барсов. Рисование и чистописание преподавал известный художник и исследователь старины Василий Васильевич Грязнов, зарисовавший во время своих путешествий по родному краю множество архитектурных памятников и нашедший знаменитое «Туровское Евангелие». Конечно, такой художник многому научил Николая на уроках рисования, возможно, именно он оказал решающее влияние в выборе гимназистом будущей профессии.

Впереди Николая Котовича ожидали вступительные экзамены в петербургский Институт гражданских инженеров имени императора Николая I. Надо было готовиться к экзаменам, особенно по рисунку — нарисовать несложные орнаменты. В подготовке к последнему экзамену, конечно, помогал близкий друг отца, академик живописи и бывший передвижник Иван Петрович Трутнев (1827-1912), руководивший рисовальной школой в Вильне. Несомненно, в выборе профессии архитектора сыграла свою роль и сама древняя и прекрасная Вильна — настоящий музей архитектуры под открытым небом. После успешной сдачи вступительных экзаменов Николай Котович в сентябре приступил к учебе. Обучение в институте было рассчитано на пять лет. Занятия начинались 15 сентября и заканчивались 20 мая.

На рубеже XIX — XX веков Институт гражданских инженеров превратился в крупнейший в России архитектурно-строительный вуз, готовивший превосходные кадры в области архитектуры и гражданского строительства, стал признанным центром инженерной мысли и строительной науки. Одним из учителей Николая был замечательный архитектор Иероним Севастьянович Китнер (1839-1929), построивший большое число учебных корпусов, церквей, фабричных зданий, жилых домов, особняков и т. д. Китнер преподал ему хорошие уроки по строительству церквей и фабричных корпусов. Но, конечно, любимым преподавателем был академик архитектуры Виктор Александрович Шреттер (1839-1901), который читал курс «Архитектурная деталь».

После окончания института Николай Котович был направлен в распоряжение Министерства внутренних дел, где проработал инженером с 15 октября 1899 по 2 мая 1903 года. Затем он перешел на работу в Петербургское градоначальство, кроме того, работал архитектором-инженером в центральном правлении «Общества друзей народа» и в «Обществе взаимного кредита Петербургского уезда». И от частных заказов не было отбоя. Он строит в столице многоэтажные, доходные дома и для аристократов как граф Игнатьев, и для богатых купцов и промышленников: Елисеевых, Ефремовых, Бумагиных и т. д. Николай Котович вносит и свой посильный вклад в развитие русского кинематографа: построил в Петербурге несколько кинотеатров. Быстро разбогатев, Николай Иванович построил и собственный доходный дом на улице Кабинетской, где и поселился с семьей. 28 января 1904 года он женился на Марии Ивановне Гноевой, а 18 марта 1908 года у них родился сын Николай.

Николай Котович не принял Октябрьскую революцию и советскую власть. В своей автобиографии он писал, что четыре раза арестовывался большевиками и продолжительное время находился под арестом. Думается, что принимал участие в какой-то подпольной антибольшевистской организации. Советская действительность пугала его, не без оснований, Николай Котович опасался за свою жизнь. Поэтому при первой возможности он с семьей в начале 1922 года выехал в Польшу. Рижским мирным договором между советской Россией и Польшей предусматривалось, что уроженцы земель, вошедших в состав польского государства, могут, при желании, вернуться на родину, поэтому архитектор поселился в полесском городе Пинск. Пользуясь огромным авторитетом среди русского населения Полесья, Николай Котович возглавил в Пинске монархическую организацию, а затем — местный отдел Русского Благотворительного Общества (РБО).

24 марта 1928 года Николай Котович подал документы на конкурс по выборам брестского городского архитектора. В конкурсе, кроме него, участвовали инженеры: Юзеф Сервин из Лодзи и Тадеуш Скура из Бреста. Победив в конкурсе, 3 апреля 1928 года Котович стал работать городским архитектором. Но его стало подводить здоровье: все лето пролежал в клинике внутренних болезней Варшавского университета. Наверно, по состоянию здоровья 31 января 1929 года вынужден был уволиться с занимаемой должности. У него начались финансовые проблемы. Сломленный болезнями и финансовыми проблемами, 8 мая 1934 года Николай Иванович Котович умирает. Его похоронили на Тришинском православном кладбище в Бресте. К сожалению, могила на кладбище  не обнаружена. За свою жизнь Николай Котович спроектировал и построил более 203 зданий.