Корнилович, Э. Воспитывал летчиков и космонавтов / Эдуард Корнилович // Кобрынскі веснік. – 2010. — 3 сакавіка. – С. 8.

      Судьба нашего земляка (уроженца д. Корчицы) — ректора Белорусского Государственного университета Николая Васильевича Казюка.

Воспитывал лётчиков и космонавтов

Статья доцента кафедры полито­логии Белорусского государственного экономического университе­та Эдуарда Корниловича «Воспиты­вал лётчиков и космонавтов» явля­ется ценным и интересным  допол­нением к его очерку о судьбе на­шего земляка Николая Васильевича Казюка, опубликованному в «Кобрынскім весніку» 30 ноября 1994 года. Предлагаем её читателям га­зеты.

Пожалуй, нет ниче­го дороже желания работать, искать и не сда­ваться. Верить, что заду­манное сбудется. Правда, тогда 23 марта 1993 года, когда в газете “Эканаміст” был опубликован мой очерк “И жил, и мыслил без оглядки», я чувствовал себя неловко. Более-менее подробно рассказал о четвёртом ректоре наше­го института Николае Ва­сильевиче Казюке, вплоть до 1937 года. За связь с врагами народа С. В. Пос­се, И. М. Ткачевичем и другими, «выразившимися в неразоблачении их, бу­дучи с ними в близких отношениях», получил выго­вор с занесением в лич­ное дело, а потом Казюк был арестован, сидел в тюрьме. 8 марта 1939 года он был освобождён. «К сожалению, след его зате­рялся, дальнейшая судьба неизвестна. Можно предположить, что он стал в последующие годы жерт­вой политических репрес­сий», — этими словами за­канчивался очерк.

Как выяснилось из архива и дружес­кой помощи историка В. В. Скалабана, Николай Казюк вторично не арестовывал­ся и не пал жертвой произвола. Более того, нику­да не выезжал из Минска, работал главным редакто­ром госиздательства «БССР». Встречался с Я. Коласом, Я. Купалой, 3. Бядулей, Т. Гартным, М. Лыньковым и другими бе­лорусскими писателями. Приходилось писать ре­цензии на художествен­ные произведения, хотя это и не был его профиль работы. Несмотря на мрак ареста и потери почётной должности, Николай Казюк продолжал жить, не проклиная своей судьбы.

Однако произошло самое страшное: война. Что ж, бывалому бойцу не привыкать. Как никто другой, он понимал священный долг защитника Родины. С первых дней нашествия фашистских войск Николай Казюк в рядах Красной Армии, вместе с отступающими солдатами сражается на подступах к Смоленску. Мучительно пробирались по израненным белорус­ским селениям. В одном из боёв Казюк был тяжело ранен, контужен и отправ­лен в госпиталь за Моск­ву. После выздоровления в декабре 1941 года его направили начальником политотдела Залесовской МТС Оренбургской обла­сти. Сельские труженики выращивали хлеб, все силы отдавали фронту. В сорок третьем году Казюк попросился туда, где в огне сражений решалась судьба Отечества. Его снова зачислили в армию, но приказом Главного политуправления армии он получил назначение на преподавательскую работу в Военно-воздушную академию, которая теперь носит имя Ю. А. Гагари­на.

Когда враг подходил к Москве, академия переба­зировалась в город Чка­лов. Вот туда-то Николай Васильевич и прибыл. Всё здесь было в движении, одни офицеры уезжали на фронт, другие, раненые, приезжали сюда. Казюк сразу же приступил к раз­работке лекций по марк­сизму-ленинизму, исто­рии партии. И невольно вспомнил Минск, где этим он уже занимался, особен­но «нархоз», который се­рьёзно подготовил его к учебно-воспитательной работе, к пониманию духовно-нравственной атмос­феры высшего учебного заве­дения, а что ка­сается вузовской специфики — она для него не сложна. Ни­колай Василье­вич знал, что сказать своим слушателям, бу­дущим коман­дирам авиационной службы, людям неординарного по­кроя — во всём заинтере­сованным, талантливым, беззаветно смелым и пре­данным. Светились их гла­за, когда он говорил о ле­гендарном подвиге бело­руса, лётчика-капитана Николая Гастелло, о лёт­ном искусстве новосибир­ского героя Александра Покрышкина. Вместе с тем, каждый день напоми­нали о сражениях соб­ственные раны и громад­ные потери войск в пер­вые месяцы войны.

В мае 1944 года академия переехала на своё прежнее место — в посёлок Монино под Москвой. А вскоре препо­даватели и слушатели были обрадованы вестью о Победе над фашистской Германией. Стали улуч­шаться условия жизни и работы. Как в зеркале, эти перемены отражались в лекционном зале. В сорок седьмом году Николай Васильевич увидел такие аудитории, которые могли поразить любого. Среди слушателей числилось 208 Героев Советского Союза, 20 — дважды Героев и трижды — один — Иван Ко­жедуб. Ему непросто было осознать, кто тут кого вос­питывает: эти победители, легендарные защитники Отечества, или истощён­ные преподаватели, снятые с фронтов из-за ране­ний.

Необстрелянным слу­шателям Казюк рассказы­вал о живой легенде из Могилёвщины, почти о своём ровеснике Степане Акимовиче Красовском, который в годы войны ко­мандовал воздушными армиями под Сталингра­дом, Курском, Киевом, особенно отличился при овладении Берлином и освобождении Праги, стал Героем Советского Союза. В 50-е годы с должности командующего Военно — воздушными силами Бе­лорусского военного окру­га он, генерал-полковник авиации, был назначен начальником Военно-воз­душной академии. Конеч­но, Николай Васильевич этому возрадовался, ста­рался работать ещё усер­днее, не подвести знаме­нитого земляка.

Весь мир с изумле­нием узнал о полё­те Юрия Гагарина в космос, он стал первым лётчиком-космонавтом СССР. Однако до этого, без лиш­них слов, в Монино шла интенсивная подготовка, политическая закалка лёт­чиков, способных штурмо­вать космос. Слушателями Николая Васильевича Ка­зюка были талантливые лётчики Георгий Берего­вой и Владимир Шаталов, успешно окончившие Во­енно-воздушную акаде­мию в 1956 году. Вскоре окончил Павел Беляев, на­парник которого Алексей Леонов во время полёта выходил в открытый кос­мос. Лекции Казюка, его выступления на собраниях слушали Алексей Губа­рев, Анатолий Филиппенко, Георгий Добровольский, которые окончили академию в 1961 году. Нередко выступал он и в Звёздном городке космонавтов, ко­торый находился совсем близко.

В книге Петра Климука “Звёзды — ря­дом” много фотографий автора вместе с его боль­шим другом Виталием Се­вастьяновым. Они вместе продлили срок пребыва­ния на орбите до двух ме­сяцев. А вот в моих руках фотография Н. Казюка с космонавтом В. Севасть­яновым. Можно ли усомниться в том, что и Казюк был в дружеских отноше­ниях с Петром Климуком, своим земляком-брестчанином, который также чуть позже окончил эту акаде­мию. Николай Казюк рабо­тал в ответственнейшей закрытой зоне, где он об­щался с крылатыми в пря­мом и в переносном смысле, высшего мужества и благородства людьми. В академии они поднима­лись в познании ещё выше. Николай Казюк прошёл в ней путь от майора до полковника. Награждён орденами и медалями. Он жил её интересами и никогда не порывал связи с родной Белоруссией. Его сын Олег Казюк, инженер — конструктор, с которым я встретился в декабре 2009 года в Могилёве, вспом­нил трогательный факт:

— У моего отца была богатая библиотека, и с особой любовью он собирал книги белорусских писателей на их родном языке. Сам читал вслуг стихи Я. Купалы “Курган”, “А хто там ідзе?”, “Хлопчык і лётчык” и меня приучал, чтобы я их читал. Там, в Монино, я с интересом прочитал повести «Дрыгва» Я. Коласа, «Палескія рабінзоны” Янки Мавра и других писателей.

В 1961 году Николай Васильевич ушёл в отстав­ку. Будучи военным пенси­онером, не засиживался дома. Ходил в гарнизон­ную библиотеку, на кон­церты. Читал лекции в ве­черних университетах при Ногинском и Шелковском горкомах партии, в Доме офицеров, школах. Встре­чался с друзьями. Воспо­минаний о своей жизни не оставил.

В послевоенные годы Н. В. Казюк приезжал в Минск, где жили его близкие род­ственники, где в разное время в Институте народ­ного хозяйства учились его дочка Генриетта (окон­чила в 1962 году) и внучка Елена. Он заходил в ин­ститут, ректором которо­го был в крайне трудные годы, заходил в новые здания, построенные уже в послевоенные годы, от­мечал заметный рост ин­ститута как в образова­тельной сфере, так и ма­териальной. Мучителен был его уход из БГИНХ в 1938 году, но он смог вы­держать, не сломиться, а продолжал работать, при­носить пользу Отечеству. Дожив до преклонных лет, на судьбу Николай Васи­льевич не роптал. Он ока­зался волевым, убеждён­ным и житейски мудрым человеком, выше траги­ческих обстоятельств.

В мирное благопо­лучное время Н. В. Казюк заболел, его сразил инфаркт. «Он встретил смерть лицом к лицу, как в битве следует бойцу!» Наш бывший ректор пол­ковник Н. В. Казюк умер в сентябре 1979 года. Он похоронен в посёлке Мо­нино, недалеко от Звёзд­ного городка.

Эдуард КОРНИЛОВИЧ,

доцент кафедры политологии

Белорусского государственного

экономического университет.

На снимке: Н. Казюк (справа) с космонавтом В. Севастьяновым