Крусь, П. П. О нравственности в науке и философии / Павел Павлович Крусь ; [беседовала] Анна Шевченко // Кобрин-информ. – 2007. – 1 февраля. – С. 3.

Интервью с кандидатом философии, доцентом, заведующим кафедрой философии Брестского государственного университета им. А. С. Пушкина П. П. Крусем.

О НРАВСТВЕННОСТИ В НАУКЕ И ФИЛОСОФИИ

рассуждает доцент кафедры философии П. П. Крусь

Павел Павлович Крусь — кандидат философии, доцент, заведующий кафедрой философии Брестского госу­дарственного университета им. А. С. Пушкина. Детство и юность его про­шли в д. Остромичи Кобринского района. В 1978 году он окончил СШ № 4 г. Кобрина, а в 1979 поступил на фи­лософский факультет Ленинградско­го государственного университета. После его окончания, несмотря на возможность работать в Ленинграде, уехал в Красноярск и в тот же год единственный с курса поступил в ас­пирантуру. С 1988 г. Павел Павлович преподает в Брестском педагогичес­ком институте; в течение 6 последних лет возглавляет кафедру философии. Женат. Имеет дочь.

Философия — одна из древ­нейших наук. В эпоху научно-технического прогресса ее зна­чение, казалось бы, отодвину­лось на второй план. Но так ли это? О том, на какие вопросы ищет ответы философия се­годня, как связана она с совре­менной жизнью, газете «К-И» рассказал заведующий ка­федрой философии УО «Брестский государствен­ный университет им. А. С. Пушкина» П. П. Крусь.

— Павел Павлович, как развивалась философия, и какова ее роль в наши дни?

— Ответить кратко на этот вопрос невозможно. Благодаря философии впервые данные, получаемые разумом, стали признаваться как достоверные, заслуживающие внимания. Тем самым был сделан шаг к воз­никновению и развитию науки. Благодаря философии были ос­нованы различные формы искусства и иной культурной де­ятельности. Многие идеи вели­ких философов легли в основу самых выдающихся религий, в том числе христианства. Имен­но из недр философии возника­ют и отпочковываются все на­уки, в том числе психология, логика и т. д.

Но давайте посмотрим, с каким трудом проходят самые элементарные идеи мировоз­зренческого характера. Напри­мер, идея о том, что земля вер­тится и что она круглая; идея о том, что женщина — такой же человек, как мужчина; идея о необходимости родовспомо­жения, скорой помощи, обяза­тельного образования для всех без исключения людей и т. д. Все эти идеи выдвигали в первую очередь те странные люди, которых называли философами. Общественность своеобразно благодарила их, считая то чудаками, это в лучшем слу­чае, а то и поджаривала на ко­страх, но, в конечном счете, эти идеи становились основополагающими. Цель филосо­фии сегодня — быть одним из источников борьбы с безду­ховностью.

— Какие изменения претерпели философские идеи в последние годы?

— Философы обязательно размышляют над вопросами этики, нравственности и ду­ховности, они осмысливают вопросы эстетики, искусства, вопросы социального и госу­дарственного устройства, воп­росы педагогики. Здесь все как обычно.

Особенность заключается в том, что современный образ жизни, современный тип лич­ности характеризуется, в ча­стности, тем, что людям некогда стало читать книги. Люди все меньше размышля­ют. Они все больше ориенти­руются на какие-то иные ис­точники информации, ска­жем, электронные. И в силу этого создается впечатление, что философия, как и литера­тура, сегодня менее востребо­вана. Но утешает то, что кни­ги все-таки читают. И тот, кто читает, читает более глубоко, чем раньше. Одним из важ­нейших источников суще­ствования философии явля­ется духовность. Без чтения, без размышления, без спо­собности человека анализи­ровать, обобщать духовность не может произрастать, она может только ослабевать. И результаты этого будут на лицо: в тотальных болезнях человека, в превращении его в мультимедийное приложе­ние к научно-техническому прогрессу. Это самое страш­ное и самое опасное, чего нужно избежать в современ­ном мире. Мы по-прежнему гоняемся за хлебом насущным. Часто ли у нас есть время посмотреть на небо, приобщиться к прекрасному? Не­когда. «Как ты живешь?» — «Кручусь-верчусь». Крутиться-вертеться должна турбина, а не чело­век. Человек должен жить, размышлять, проявлять свои лучше человеческие качества. Это не­пременное условие. К сожале­нию, современная технологичес­кая жизнь ставит препятствия на этом пути, и человек все больше превращается то в хорошего мяс­ника, то в кондитера, то в про­граммиста, т. е. в человека, вы­полняющего одномерные функ­ции, и являющегося приложением к технологическому про­грессу. Это очень опасный путь, из которого нужно обязательно выходить, в том числе через обогаще­ние гуманитарного обра­зования, главным ядром которо­го является философское образо­вание.

— В каком соотношении се­годня находятся понятия на­ука и нравственность? Как философия оценивает, напри­мер, такие достижения науки, как клонирование?

— Люди должны помнить, что сама по себе техника — это всего лишь инструмент, помогающий человеку жить. Если же мы пользуемся достижениями техни­ки, но живем нравственно и ду­ховно невыносимо, то, наверное, нет смысла в таком развитии. Философы всегда ставили эту проблему.

Клонирование не есть какое-то фантастическое явление. Раз­множение клубники усиками — яркий пример клонирования. Так что клонирование — это реаль­ность. Что касается клонирова­ния высших живых существ, то по большому счету мы уже стоим на пороге этой возможности, но что касается человека, то его клони­рование само по себе ничего не даст, потому что нельзя клониро­вать хорошего человека, нельзя клонировать мудрого человека, нельзя клонировать запрограммированного человека. Человек становится человеком в обществе, в условиях воспитания и активного общения со средой.

Проблема нравственности стоит остро везде — во всех сфе­рах деятельности, в том числе и в науке. Любое отклонение от истины, любой уход в сторону исключительной наживы и вы­годы чрезвычайно опасен для человечества. Поэтому неслу­чайно говорят, что нравствен­ность везде необходима, но в на­уке и медицине она необходима особенно. Надо признать, что многие опасные тенденции се­годня связаны с коммерциали­зацией научной деятельности. Достаточно взять хотя бы появ­ление все новых коммерческих медицинских препаратов. Их не успевают даже проверить, а уже предлагают на продажу, потому что это выгодно. И с этим очень трудно бороться. Пожалуй, па­нацеи нравственной чистоты еще не найдено. Мы можем на­деяться только на тех особенных людей, которые занимаются на­укой, надеяться, что в основе своей, в сердцевине своей они сохранят служение человеку и гуманизму. Вот почему гуманис­тические ценности так важны. Без них цивилизация не выжи­вет. Она себя погубит. Потому что нравственно несовершенный человек, по сути, дикарь, воору­женный современными дости­жениями техники. Он разруши­телен не только для самого себя, но и для других людей, для при­роды. Если мы не станем духов­нее, чище, возвышеннее, то по мере развития научно-технического прогресса просто изведем себя. Технический прогресс сам по себе есть путь в никуда.

— Наш регион, откуда Вы сами родом, особенный. Он имеет свои традиции, свой язык. На каком языке, по вашему, должны говорить в нашей республике?

— Что касается белорусского языка, равно как и всей белорус­ской культуры, то в двух словах обрисовать ситуацию тут нельзя. Дело в том, что любой этнос, подобно живому существу, прохо­дит циклы развития: рождение, становление, расцвет. Многие вновь родившиеся этносы поги­бают в сам момент рождения. Одна из причин — столкновение с более сильными этносами, ко­торые их просто поглощают. Что касается белорусского этноса, то он рос в таком месте, где проис­ходило столкновение великих государств и великих культур.

На эту маленькую территорию исторических событий пришлось более чем достаточно. В результате наш народ не получил единственного языка, но он сохранил свой язык и культуру. И по­скольку язык является очень личным явлением, то любое на­вязывание под благими или не­благими намерениями является преступлением. Но есть очаги, где люди говорят по-белорусски. Здесь язык нужно развивать, зак­реплять, тогда к ним будут при­мыкать все новые и новые носи­тели языка, как к снежному кому: чем он больше, тем больше снега к нему прилипает. Люди пусть сами решают, на каком языке они будут говорить. Это неестествен­но заставлять говорить человека не на своем языке, даже если он для него «матчына мова», но че­ловек на нем не разговаривает. Каждый человек должен осоз­нать выбор языка как естествен­ную потребность. В противном случае это будет вызывать, как и любое насилие, негативное отношение и отторжение. Нужно только показывать красоту это­го языка — наш белорусский язык красив. Он многообразен. На нем созданы прекрасные литератур­ные источники, которыми мы можем наслаждаться.

— А как к этой проблеме от­носятся студенты?

— Мне кажется, нас бы они поддержали. Есть студенты, которые   специально изучают белорусский язык. Они хотели бы слушать лекции на нем. Вообще, преподаватель должен предложить лекцию на том языке, на каком пожелают сту­денты. Они имеют такое право. Но чаще всего, конечно, используется русский язык.

— Помнится, основным вопросом философии был когда-то вопрос о первично­сти бытия и сознания. Ка­кой ответ на этот вопрос дает современная филосо­фия?

— Это действительно один из наиболее важных вопросов философии, но не основной. И если бы мы, например, спро­сили об этом Сократа или Платона, то они сформулиро­вали бы его примерно так: «Меня интересует, что такое благо, и как оно соотносится с истиной. Можно ли достичь блага в союзе с истиной?» По­этому преувеличивать значе­ние формулировки Энгельса не стоит.

Существует очень много других вопросов, которыми озабочена философия. Чело­век часто философствует, но обычно он даже не задумыва­ется над тем, что в тот или иной момент жизни он зани­мается философией. Любой город, любая его улица — это философский монолог. Мне понравилась фраза из одного американского фильма. Хоть фильм и американский, но фраза была замечательная: «Один может прочитать ро­ман Толстого и сказать, что это детектив, а другой может по оберточной бумажке от жева­тельной резинки судить о со­циально-экономическом или духовном положении и разви­тии общества, которому она принадлежит». Так что фило­софия по-прежнему живет среди нас.

Беседовала Алла Шевченко