Марчук, Н. Кобринские корни «Кодака» / Нина Марчук // Паміж памяццю і гісторыяй (Малавядомыя старонкі гісторыі Кобрыншчыны і Берасцейшчыны) / Нина Марчук. – Кобрын, 2018. – С. 93-94.

Кобринские корни «Кодака»

В 1827 году в имении Мацы, что в 15 километрах от Кобрина и в километре от тех мест, где живу я, в семье полковника Теофила Малаховского родился сын Владислав. На то время в Мацах проживало около 300 человек. Малаховские были владельцами 415 десятин земли. Совсем близко с Мацами расположилась деревня Стригово — центр волости.

После домашнего обучения Владислав Малаховский приобретал знания в Свислочской гимназии, затем в Петербургском ин¬ституте путей сообщения. Кстати, примерно в то же время там учился и будущий «диктатор восстания» 1863-64 гг. Ромуальд Траугутт.

Потом Владислав Малаховский становится студентом Петербургского ин­ститута путей сообщения. Это быо закрытое учреждение военного типа, и принимали туда только потомственных дворян (некогда шляхту). Однако среди них выделился круг свободомыслящей молодёжи. Вольнолюбивые идеи заполонили и ум Владислава Малаховского. Он познакомился с К. Калиновским и его революционной организацией «Земля и воля». Когда в 1862 году К. Калиновский возглавил восстание про­тив российского царя, Малаховский приложил много усилий, чтобы превратить это выступление во всерос­сийское крестьянское восстание за зем­лю и волю. Он становится руководителем повстанцев в Вильно, и на его плечи ложится наиболее тяже­лая задача — решать судьбы тех, кого повстанцы считали наиболее винов­ными перед народом.

Летом 1983 года Малаховский от¬дал приказ казнить предводителя дворянства в Вильно. Разумеется, такая «зачистка» вызвала недовольство властей. За голову Владислава Малаховского объявили награду в 10 тысяч рублей и заочно приговорили к смерти. Малаховский понимал, что ему оставаться в Вильно опасно, поэтому в августе 1863 года отправился за границу, в Кенигсберг, где стал представителем К. Калиновского и занимался закупкой и доставкой оружия для повстанцев.

После разгрома восстания ему чудом удалось избежать ареста. Видимо, купив за большие деньги английский паспорт на имя Леона Варнерке, он выехал в Лондон. Было ему тогда 36 лет.

В Лондоне Малаховский тут же создал собственную фирму, а уже через пять лет ее знала вся Европа.

Малаховский был талантливым инженером-изобретателем. Как инженеру, ему удалось значительно усовершенствовать сам процесс фотографи¬рования. Именно он придумал использовать вместо хрупкой фотопластинки пленку, покрытую бромсеребром. А ещё он изобрёл фотокассету и катушечный фотоаппарат. Его открытия вызвали переворот в мировом фотоделе. Благодаря этому изобретению, возникла и расцвела знаменитая фирма, известная сегодня как «Кодак».

Владислав Малаховский стал выезжать в разные страны, предлагая свое открытие. В 1878 году он побывал и в России. В Петербур­ге, в доме №31 на Воз­несенском проспекте процветала фотолабора­тория «Варнерке и К». Когда в Москве в 1882 году проходила всероссийская выставка, Малаховского наградили медалью. Его фотографии не сходили со страниц российских журналов. Даже сам Дмитрий Менделеев предлагал талантливому изобретателю основать секцию фотографии при Российском императорском техническом обществе.

Бывал ли в эти годы Владислав Малаховский на своей малой родине, неизвестно. Смею предложить, что заезжал, ведь в Мацах, наверное, ещё были живы его родители или близкие родственники, которые вполне могли встречаться с ним в Бресте или в Кобрине. Возможно, это были и тайные встречи, поскольку за Леоном Варнерке тянулся также преступный след: в мировой истории он прославился как фальшивомонетчик.

Известно, что в его лаборато­рии были обнаружены фальшивые рос­сийские деньги. Вполне вероятно, что это был проект английских спецслужб. Но не следует исключать и тот факт, что Малаховский мог работать против Рос­сийской империи или наоборот. Допод­линно известно, что фальшивые деньги из лаборатории Малаховского не отличались от настоящих. Однако суд не смог доказать причастность Малаховского к пе­чатанию фальшивок. Дело закрыли, но осадок-то остался…

После пережитых потрясений Малаховский оставляет Англию и переез­жает в Швейцарию, но вскоре кончает жизнь самоубийством. 7 октября 1900 года в одном из отелей Женевы он застрелился. Или его застрелили, что также вполне вероятно. Возможно, здесь были замешаны российские спецслужбы, по­тому что узнать Малаховского не состав­ляло особого труда: пластическая хирур­гия с целью изменения внешности была тогда ещё неизвестна даже в Европе. Похоронен наш земляк где-то в Жене­ве, и, наверное, его могилу уже никто не ищет.

Несмотря на скандальную биогра­фию Леона Варнерке, следует отдать должное интересному человеку и талан­тливому инженеру-изобретателю. Зна­менитой на весь мир фирмы «Кодак» могло и не быть, если бы фотокассету не придумал наш земляк — литвин из-под Кобрина Владислав Малаховский с анг­лийским паспортом на имя Леона Вар­нерке. А что сохранилось от поместья Мацы, на родине известного человека? А ничего! Даже камня из фундамента не оста­лось. И фамилии такой не значится в местном телефонном справочнике. И камня с надписью «Малаховский» на кладбище нет. Есть только небольшая справка в «Эн­циклопедии истории Беларуси»…