Павловский, Б. «Во-первых, избирались, во-вторых, не халтурили» / Борис Павловский // Вечерний Брест. – 2016. — 16 сентября. – С. 5.

Киричук С. М. — доктор социологии, автор многочисленных научных работ, уроженец д. Мазури Кобринского района.

«Во-первых, избирались, во-вторых, не халтурили»

Киричук Степан Михайлович, 67 лет, родился в деревне Мазуры Кобринского района, окончил Брестский железнодорожный техникум. Более 20 лет проработал на железной дороге, в 1985 году окончил Уральский электромеханический институт железнодорожного транспорта.

В конце 80-х его стали продвигать по партийной линии. Занимал руководящие должности в Тюменском обкоме КПСС. После распада СССР четырежды, избирался мэром Тюмени на прямых всенародных выборах. В 2005 году впервые избран членом Совета Федерации от Тюменской области. Возглавлял комитет по региональной политике и местному самоуправлению. В настоящее время является первым заместителем председателя этого комитета. Доктор социологии, автор многочисленных научных работ.

В конце прошлой недели на Брестчине побывал первый заместитель председатели комитета по региональной полити­ке и местному самоуправлению Совета Федерации Феде­рального собрания России Степан Киричук. Он возглавлял миссию наблюдателей от СНГ в нашем регионе на выборах в Палату представителей. Степан Михайлович — уроженец деревни Мазуры Кобринского района. В ходе поездки он побывал на своей малой родине и дал эксклюзивное интер­вью «Вечернему Бресту».

О своем политическом опыте рассуждает российский сенатор Степан Киричук, уроженец Брестчины, 4 срока управлявший Тюменью.

«НА РОДИНЕ СЛОВНО РОЖДАЕШЬСЯ ЗАНОВО»

«Я с удовольствием съездил в Мазуры, увидел дуб в четыре обхвата, на котором отец делал мне качели, а потом я точно так же делал качели своим сыновьям, когда они приезжали в деревню. Люблю бывать в родных местах. Потому что здесь, как нигде больше, подпитываешься такой мощной энергией, что этого заряда хватает на долгие месяцы и даже годы. Как будто я снова на свет родился», — делится впечатлениями Степан Михайлович.

И рассказывает, как в середине семидесятых его отец Михаил Яковлевич, участник Великой Отечественной войны, дошедший до Берлина, приезжал к нему на Урал. Молодой выпускник техникума тогда только начинал работать по распределению на Свердловской железной дороге. Отец месяц был у него, ездил в поездах, общался с работниками «железки», хотел как можно больше узнать о сыне, как ему работается и как он себя зарекомендовал. Когда убедился, что Степан на хорошем счету, его ценят в коллективе, дал свое отцовское благословение — оставайся. Спустя несколько лет родители переехали к нему.

Чуть позже Киричука назначат заместителем начальника Тюменской ЖД — а это десятки тысяч киломеров стальных магистралей, вплоть до Уренгоя и Сургута, и более 30 тысяч подчинённых. А в 1990-м его пригласили в Тюменский обком и сказали: мы вас видим во власти. За четверть века работы во властных кабинетах у нашего земляка сформировалось своё убеждение о том, какой должна быть эта самая власть и чего от неё ожидать.

«МЫ НАУЧИЛИСЬ ГОВОРИТЬ ПРАВДУ»

«У нас по Конституции единствен­ным носителем власти является народ. И до тех пор, пока власть будет поучать народ, а народ будет критиковать власть, будет продолжаться недопонимание. Мир изменился, мы живем сейчас в открытой стране с огромными возможностями, и нель­зя ни в коем случае ожидать чего-то от власти.

Власть — это такая штука, кото­рую берут и защищают. Так вот, люди должны брать власть в свои руки. Как? Через выборы, через мест­ное самоуправление… », — так за­явил моим коллегам — тюменским журналистам Степан Киричук. А в разговоре со мной поделился: «Мы осуществляли в Тюмени самую насто­ящую народную власть. Во-первых, избирались. Во-вторых, не халтурили. В-третьих, почти каждый день встре­чались с коллективами. Все мои за­местители ездили, я сам три раза в неделю беседовал с людьми — один раз на радио, один раз на телевиде­нии, один раз с любым коллективом.

Власть имела возможность доносить до народа свои планы. Постепенно мы научились говорить только прав­ду: можешь — делаешь, не можешь — не обещай».

«ВЛАСТЬ — ЭТО ТЫ»

«За последнее время в плане са­моуправления общество откатилось назад. Но людям это нравится, они привыкли просить. Перестали ходить на выборы, во Владивостоке 10 % жителей выбирали городскую думу. Наша оппозиция говорит, что это про­тест, голосование ногами и т. д. Но протестовать можно против государ­ственной власти, а местная власть — это ты.

Местная власть, муниципалитет — это мы, наш город, наш поселок, наша улица. Люди не ходят на выборы, за­бывая свой гражданский долг, а потом ругаются дома возле телевизора или за бутылкой пива и идут к чиновнику чего-то просить. Руки есть, ноги есть, но он ничего не делает и приходит что- то просить. Удивительный народ!»

«РАКЕТЫ ОТДЕЛЬНО, ШКОЛЫ ОТДЕЛЬНО»

«С людьми на самом деле рабо­тать очень тяжело, намного тяже­лее, чем с цифрами или с вагонами. Некоторые почему-то считают, что, если человек сидит в кресле, он уже умный. Меня как-то спросили: с кем из губернаторов было работать про­ще, а их было трое в мою бытность (мэром Тюмени. — Ред.) И я абсолютно откровенно ответил: одинаково. Они ведь отличались только фамилией, но все считали, что лучше других знают, как заборы красить», — признается Степан Михайлович. А на наш вопрос «Есть ли местное самоуправление в Беларуси и в России?» отвечает не без доли дипломатии:

«Наши страны, и Россия, и Бела­русь, только движутся в этом направлении… Знаете, когда я работал над диссертацией по этой теме, моим научным руководителем была Клара Григорьевна Барбакова, известный в России специалист, профессор, с ко­торой у нас шли ожесточенные споры. Я ей пытался доказать, что в России существует местное самоуправление: дескать, мэра выбирают, есть устав города и т. д. Она тут же парирует: всё это атрибуты самоуправления. Вот в Швейцарии, в одном из городов, про­вели референдум по вопросу «Делать тротуар с подогревом или содержать четверых дворников, которые будут очищать его от снега?» — классиче­ский пример народного самоуправ­ления, когда жители данного насе­ленного пункта сами решают, на что им потратить свои деньги. Но мы пока к этому не готовы.

Это непростой путь, который нам еще предстоит пройти, думаю, Беларуси тоже. Надо отбрасывать извечный патриархальный прин­цип «барин нас рассудит», больше брать ответственность на себя. При этом надо понимать: нигде в мире простые граждане не участвуют в выработке стратегических решений — как охранять границу, где ставить ракеты и т. д., это удел специалистов. Но участие населения в решении локальных проблем (дороги, школы, больницы и т. д.), несомненно, долж­но повышаться».

«СОЮЗ РУХНУЛ ПОД ГРУЗОМ БЮРОКРАТИИ

И НЕРЕШЕННЫХ ПРОБЛЕМ»

Мы не могли не спросить Степа­на Киричука о его отношении к Союзному государству, ЕАЭС, другим интеграционным объединениям на постсоветском пространстве в контексте 25-й годовщины распа­да СССР. Чем, по его мнению, был вызван этот распад? Вот что отве­тил сенатор: «Знаете, в свое вре­мя я соорудил у себя на даче навес для автомобиля. Но поскольку я не специалист в строительном деле, то даже такая простая с виду конструк­ция долго не простояла, обвалилась под тяжестью снега. Так и со всеми этими объединениями. Строить надо всерьез и надолго, учитывая все тон­кости и нюансы данного процесса. Вы посмотрите, даже в Европейском союзе возникают трения и противо­речия. Любые искусственно создан­ные агломерации рано или поздно распадаются. Что было положитель­ного в СССР, так это система подго­товки специалистов, прежде всего руководящего звена. Мы сегодня, на мой взгляд, не достигли того уровня. Но много было и откровенных глу­постей: забюрократизированность, чрезмерная централизация, абсо­лютно ненужная в такой большой и разноплановой стране. В конце кон­цов она рухнула, как тот навес, не выдержав груза.

И нам важно извлечь вот ка­кой урок: нельзя ничего строить в спешке. Надо идти поступательно в этом направлении. Есть, допустим, свободное пересечение границы — уже хорошо. Люди это оценят. А наплодить всякого рода бюрократи­ческих структур — не думаю, что это правильный путь. Хотя, признаться, лет 15 назад я тоже был горячим сторонником скорейшего принятия конституционного акта (Союзного го­сударства Беларуси и России. — Ред.), единого парламента, президента и т. д. Сегодня я понимаю, что такая поспешность ни к чему хорошему не приведет».

«ГОВОРИМ ПАРТИЯ, ПОДРАЗУМЕВАЕМ…»

Выборы в Беларуси состоялись. По мнению Степана Михайловича, побывавшего на нескольких участках в Бресте и в Кобринском районе, они прошли свободно и демократично, в соответствии с нашим законодательством. А через два дня уже граждане соседней России будут избирать но­вый состав Государственной думы на ближайшие пять лет. Российский се­натор с белорусскими корням вкрат­це рассказал о своих политических предпочтениях, и о своем видении роли партий в политической системе: «В целом я поддерживаю тот курс, который проводят «Единая Россия», президент Путин и правительство Медведева. Курс на укрепление госу­дарства, развитие конкурентоспособ­ной экономики. Говорить о том, что у нас все гладко, я, конечно же, не могу. Да это, по большому счету, невозмож­но ни в одной стране. Нам еще многое надо совершенствовать, прежде все­го улучшать качество отношений меж­ду обществом и властью. Что касается партийного строительства, то оно, как и местное самоуправление, находится в таком, я бы сказал, эмбриональном состоянии. Многие партии больше ассоциируются не с программами, а с лидерами — и это само по себе не очень хорошо. Но такова реальность, с которой нам предстоит работать. Мне кажется, Беларусь находится в похожей ситуации».

Борис Павловский