Чарота, И. Кровоточащая рана в сердце Европы (Что происходит в Косово и Метохин) / Иван Чарота // Нёман. – 2005. – № 1. – С. 142-145.

Кровоточащая рана в сердце Европы

(Что происходит в Косово и Метохии)

Когда возникает вопрос, что из результатов установления «нового мирового порядка» явля­ется наиболее пугающим, я лично вспоминаю прежде всего агрессию НАТО против Югославии в марте-июне 1999 года — 78 дней, которые, увы, почему-то не потрясли мир.

И не менее пугающим, чем сам акт безнака­занного варварства, для меня было и остается это «почему-то». А именно: почему же честь и совесть сил глобализации, како­вой считается «прогрессивная мировая общественность», не только в свое время не осудила чудовищных злодеяний, но и сейчас остается равнодушной ко всем их последствиям, из которых особую опасность для всего мира пред­ставляет ситуация в крае Косово и Метохия, формально отданном под уп­равление так называемым миротворческим силам, а реально — оказавшим­ся под властью террористических сил албанских сепаратистов?

Если обращаться к смежному аспекту и уточнять, почему косовскую проблему чем дальше, тем больше обходят вниманием средства массовой информации — мировые, европейские, российские, да и наши отечествен­ные, — то допустимо оправдание, что «прогрессивно-либеральные масс-ме­диа» держатся по преимуществу на сенсациях, а наше время (конец времен?) предлагает немало их, в том числе и касающихся перестраиваемой-перекраиваемой Югославии: смена власти в стране, арест, выкрадывание натовски­ми спецназовцами из сербской тюрьмы и передача Гаагскому трибуналу Слободана Милошевича, убийство Зорана Джинджича, исчезновение и тре­тьей Югославии, т. е. де-факто отдаление Черногории от Сербии, и пр. А тут еще из ряда вон выходящие глобального плана события, связанные с США и НАТО: террористический акт 11 сентября 2001 г., охота на виртуального Бен-Ладена, безуспешная попытка окончательно подчинить Афганистан, абсурднейшая война в Ираке. Плюс к тому наводнения, затмения, ураганы, техногенные катастрофы… Одним словом, для СМИ, действительно, по сербской пословице: «Любое чудо на три дня».

Но все-таки здесь мы имеем дело не с навалившимся вдруг стихийным бед­ствием, не со спонтанным политическим инцидентом и даже не со вспышкой меж­этнического конфликта, а с многовековой трагедией, которую вместо того, что­бы решать изнутри, усугубляют извне — те, кто самочинно присвоил себе пра­во распоряжаться судьбами мира в целом, любой страны в отдельности и сербского Косова в частности. Соответственно, в таком случае и заведомая ложь участников-виновников беззаконий, и полуправда «миротворцев», и мол­чание всех сторонних (не)доброжелателей — это средства информационной войны, предопределяющей процесс установления нового мирового порядка, ко­торый есть основания считать своеобразным ведением третьей мировой войны.

А между тем ни­каких изменений к лучшему нет и, судя по всему, не предви­дится. Так, 10 мая 2003 г. Информаци­онная служба Рашско-Призренской епархии, которую окормляет гостив­ший у нас владыка Артемий, констати­ровала: «В Косово и Метохии и далее су­ществует две реаль­ности, между собой имеющие мало об­щего. С одной стороны, слышатся официальные заявления отдельных пред­ставителей международных структур и лидеров косовских албанцев, в кото­рых говорится о постоянном улучшении ситуации и о необходимости как можно скорее перенести ответственность УНМИК на местное население. С другой стороны, для косовско-метохийских сербов, а в значительной сте­пени и для других национальных меньшинств, продолжающих жить в осад­ном положении, ситуация не только не меняется к лучшему, но жизнь стано­вится все тяжелее, а будущее все неопределеннее» (Интернет). А 19 мая 2004 г. епископ Артемий вынужден был обращаться к руководителю миссии ООН в Косово и Метохии Хари Холкери с открытым письмом вот по како­му поводу: «Этим публичным обращением желаю выразить глубочайший ужас и категоричнейший протест в связи с превращением сербского право­славного соборного храма Христа Спасителя в центре Приштины в обще­ственный нужник» (Подчеркнуто мной. — И.Ч.).

А организовывавший в Минске экспозицию «Распятое Косово» архитектор Любиша Фолич после возвращения на родину присылал автору этих строк подборки новых свидетельств о злодеяниях. Поскольку жанр и объем данной публикации не позволяют ознакомить читателей с ними основатель­нее, приведу лишь некоторые заголовки материалов: «Участились нападения албанцев на сербов в Сувом Долу», «Косовский корпус обороны все-таки при­частен к террористическому акту», «Осквернение сербского кладбища возле Витины», «Произведения сербской литературы в контейнерах для мусора», «Узники в собственных домах», «Старуха, найденная в луже крови».

Вновь и вновь эхом отзываются услышанные в аудитории филфака БГУ слова косовского поэта-беженца Ранко Джиновича: «Вопли косовцев обра­щены к небу. А на земле их как бы и не слышит никто». Так оно и есть. Ко­совская трагедия продолжается. Точнее сказать, определенные силы стиму­лируют продолжение трагедии, при этом скрывая от совестливой части че­ловечества ее историческое и актуальное содержание, задуманное развитие событий, чаемый финал, равно как и действующих лиц. То есть официально до нас доходит лишь та информация, которую невозможно утаить, да еще в интерпретациях, строго подчиненных интересам сильных мира сего. Как правило, нам предлагаются не столько сведения, сколько тенденциозные комментарии. Поэтому попробуем осмыслить хотя бы отдельные моменты, которые обычно замалчиваются или существенно искажаются.

Во-первых, вспомним, что 24 марта 1999 года войска НАТО (конкретно: 19-ти стран во главе с США) совершили агрессию на Союзную Республику Югославию без объявления войны ей ни какой-то отдельно взятой из этих стран, ни Северо-Атлантическим блоком, а главное — безо всяких на то объективных причин.

Во-вторых, задумаемся, кто и ради чего давал, а также кто и ради чего получал и использовал «лицензию на отстрел» около 3000 мирных граждан СРЮ (таково число убитых, изувеченных и раненых за время той агрессии), равно как и «лицензию на разрушение и уничтожение» около тысячи граж­данских объектов, в числе которых около 120 значимых памятников культу­ры, свыше 50 мостов, более 90 промышленных предприятий, десятки учреж­дений здравоохранения и образования, системы водо- и электроснабжения, теле- и радиостанции… К тому же использовались бомбы с радиоактивной начинкой. (См.: Преступления НАТО в Югославии. Документальные свиде­тельства. Т. 1—2. Белград,1999.) 

В-третьих, обратим внимание, насколько обосновано с точки зрения международного права последующее вторжение на территорию Косова и Метохии — части суверенной Республики Сербии, а также Союзной Рес­публики Югославии как субъекта международно-правовых отношений! — около 40 тысяч «миротворческих сил», получивших безраздельную власть и пользующихся ею по своему усмотрению. К примеру, из этих сил самые сильные построили там мощнейшую военную базу Бондстил, которая представляет собою целый американский город с крупным аэродромом. И делали они это, кстати, не покупая земли и не заключая соответствую­щих договоров.

Так или иначе, выходит, права итальянская журналистка Мария Лина Века, автор книги «Утраченное Косово» (2003), которая, проанализировав причины, ход и результаты агрессии НАТО на Югославию как составляю­щей системы установления «нового мирового порядка», сделала вывод: «На самом деле это не вмешательства, которые устраняют конфликты, а интервенции, которые ведут к значительным экономическим прибылям, представ­ляют собой выгодное экономическое дело» (Цит. по: Православье. № 875. 1.09. 2003. С. 9.)

Натовские командиры и комиссары, их сторонники и защитники пытаются прикрыть срам резолюцией № 1244 Совета Безопасности ООН. Одна­ко даже если и не подвергать сомнению правомерность использования тако­го «фигового листка» в целом, то где сейчас найти способных и согласных отвечать, почему же не выполняются фактически все пункты этой резолю­ции, касающиеся элементарных прав коренного населения, в том числе пра­ва на жизнь? Скажем, в соответствии с ней нужно было обеспечить возвра­щение в свои дома 2 тысячам сербов. Реально же таковых насчитывается не больше 100, да и те вернулись только в анклавы, которые не случайно назы­вают гетто или концентрационными лагерями. А как иначе, если сербской полиции уже четыре года нет, сербской армии тоже, тогда как албанские не­законные формирования, прежде именовавшиеся Армией Освобождения Косова, реорганизованы в «Косовский корпус обороны»? И в ряде случаев никак не назвать беспричинными жалобы, что иностранные военные силы (КФОР) и международные силы гражданского управления (УНМИК) не способствуют установлению мира, а потворствуют террору и геноциду по отношению к сербам.

Конечно, всем людям доброй воли хочется, чтобы слово «геноцид» исчезло из активного словарного запаса XXI века. Но то, что происходит в Косово и Метохии, вряд ли можно определить иным понятием. По отношению к сербам на самом деле осуществляется геноцид, причем и физичес­кий, и культурный, и духовный.

Албанцы, которые на протяжении многих лет бойкотируют выборы, а по сути и все законы Сербии, в последнее время, чувствуя безнаказан­ность — как поддерживаемое международными силами большинство, — уже открыто применяют все средства, чтобы свести сербское меньшинство на нет, сделать край Косово и Метохия этнически чистым, сугубо албан­ским, и основать первое в Европе мусульманское государство. Кстати, что­бы наше замечание насчет международной поддержки албанцев не выгляде­ло голословным, отметим: так называемое мировое сообщество, формально признавая пока целостность Сербии, а Косово и Метохию ее частью, на де­ле проявляет явную благосклонность к сепаратизму, вплоть до готовности признать независимость этого края как албанского государства; симптома­тично также, кстати, что «косоварами», т. е. жителями Косова, мировые СМИ стали называть исключительно албанцев. А как бы то ни было, общее число изгнанных сербов составляет около 230-250 тысяч человек. И для них возвращаться, если даже формально предоставляется такая возмож­ность, — значит обрекать себя и близких своих если не на верную смерть, то на лишения, унижения, страдания.

Чтобы избежать обвинений в односторонности — дескать, автор дан­ной публикации занимает позицию сербов и все излагает только с их точки зрения, — обратимся вновь к сведениям, которые обнародуют иностранцы, причем граждане стран, участвовавших в агрессии, а теперь осуществляющих международное управление краем, например, члена британского пар­ламента Алис Мехон, излагающей такую информацию: «За период с июня 1999 года по прошлый июнь албанские сепаратисты совершили 6923 нападе­ния на представителей национальных меньшинств», а также француза Жана Луи Трамбле, который в газете «Фигаро» 27.09. 2004 г. приводит следующие данные о сербских жертвах: «Убито 1026, ранено 1233, взято в заложники 987 — и это с 1999 года <… 250 000 покинуло свои места проживания. За тот же период вернулось 800 000 албанцев. Большинство албанцев захватило до­ма и имущество своих бывших соседей, сербов <…> Для примера: в При­штине до 1999 года было 40 000 сербов, а теперь их менее 200». (Цит. по: Кньижевне новине. 1.03 — 30.04. 2004. С. 5, 7.)

ИВАН ЧАРОТА