Чарота, И. «Сейчас у славян есть два выбора …» / Иван Чарота ; [беседовал] Николай Левчук // Рэспубліка. – 2007. – 24 мая. – С. 4.

В канун Дня славянской письменности и культуры беседа с заведующим кафедрой славянских литератур Белгосуниверситета доктором филологических наук профессором И. Чаротой.

«Сейчас у славян есть два выбора…»

День славянской письменности и культуры отмечается в честь просветителей славян святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Они не только дали славянскому миру кириллицу, но и заложили фундамент литературы, письменности и культуры в целом. Этот праздник является и церковным, и государственным.

Гость «Р» заведующий кафедрой славянских литератур Белгосуниверситета доктор филологических наук профессор Иван ЧАРОТА.

Иван Алексеевич, сегодня массовое сознание граждан большинства постсоветских го­рсударств все больше подчиняется «идее Европы». Значит ли это, что ценности славянской культуры потеряли свою актуальность?

— Надо признать, что общественное сознание некоторой части населения нашей страны тоже склоняется к этой идее. При­чем дело отнюдь не в притягательности идеи самой по себе в ее конкретно-историческом содержании или философской сути. Манящими по прагматическим соображениям оказываются витринные реалии и, что особенно симптоматично, структуры, на которых будто бы клином сошелся свет: Европейский союз, Совет Европы, ОБСЕ, Европейский банк, плюс общеевропейская денежная единица. Их вожделенность для обедневшего после известных катаклизмов большинства населения бывших социалистических стран предопределяется и поддерживается идеологемами типа «европейский стандарт», «европейский уровень жизни», «европейские ценности» и другими.

Примечательно, что содержание этих фоновых идеологем вообще не подлежит предметному обсуждению, хотя в каждом конкретном случае основания для этого существуют серьезные. Скажем, когда нам в качестве идеального предлагается «открытое общество», стоило бы уточнить: для чего оно должно быть открытым — для перевалочных баз чу­жого оружия и наркотиков, для распространения сатанизма, культа силы, беспредела деморализации? То есть для раз­рушения тысячелетних тра­диций и сформированного ду­ховного генотипа?

Когда, к примеру, деклари­руется «приоритет прав чело­века», никто внятно не может объяснить, как же эти права сочетаются с правами отдельных наций и народностей, с их выбором пути суверенного развития. Еще более остро встает вопрос о присвоении основных имущественных, да и гражданских в целом, прав новоявленными олигархами… Те, кто увлечен пропаганди­рованием «передовой культу­ры и цивилизации», опять-таки совершенно игнорируют опа­сения насчет того, что мы ока­зываемся в страшной зависи­мости от кока-цивилизации, американской псевдокульту­ры, о которой один старый сербский монах сказал мне так: «Что нам ихнее, когда у нас в каждом сельском доме сохра­нились культурные ценности в несколько раз старше самой Америки». В любом случае наша славянская культура — это понятие, производное от культа иного, нежели культ доллара или культ овечки Дол­ли. И в этом ее актуальность, непреходящая значимость.

В таком случае что же такое славянская культура с точки зрения современ­ности, каково ее место сре­ди других культур?

— Беда наша как раз в том и состоит, что постепенно ут­рачивается полное и адекват­ное понимание сущности сла­вянской культуры, значимос­ти наследия святых равноапо­стольных Кирилла и Мефо­дия…

Кирилло-мефодиевское на­следие для нас — это в первую очередь сама азбука, а также восточная христианская тра­диция. Одной из ее составля­ющих является богослужеб­ный язык Православной цер­кви на славянских землях со времени крещения. Азбука, созданная святыми Кириллом и Мефодием, вот уже более тысячелетия лежит в основе просвещения, одухотворен­ной словесности и культуры многих поколений славян. Благодаря святым равноапо­стольным братьям у нас на­коплен необычайно богатый фонд переводной и ориги­нальной литературы разных видов, жанров, функций, сфер употребления. На бело­русских землях только в течение XVI-XIX вв. было издано свыше семи ты­сяч книг кириллического письма. Святые Кирилл и Мефодий оставили нам завет согласия и брат­ства — идею славянской общности и взаимности.

Все это является нашим общим бесценным бо­гатством, позволяющим занять достойное место среди других народов мира.

Очевидно, что ны­нешняя мировая поли­тическая конъюнктура направлена против единства славян: чего стоит хотя бы разгром Югославии под эгидой «общечеловеческих ценностей»…

— Ситуацию с Югосла­вией я бы оценил как сво­еобразный циклон глобального геополитичес­кого переустройства с подвижным эпицентром. Наиболее показателен пример СФРЮ: планировался вроде бы мирный «раз- вод» республик, но в итоге последовала затяжная братоубийственная война в Бос­нии и Герцеговине. Одновре­менно образовались Респуб­лика Сербская в Боснии и Герцеговине, а также Рес­публика Сербская в новоис­печенной Хорватии. Затем была развалена СРЮ, объе­динявшая Сербию и Черно­горию. Теперь от Сербии хотят отторгнуть Косово и Метохию, перед этим оккупированные силами НАТО.

Не следует упускать из виду, что процессы дезинтегра­ции, а точнее, развала про­явили себя наиболее разрушительно прежде всего в мире славянском и православном. Югославский опыт в этом отношении чрезвычайно интересен и весьма поучителен. Хорошо бы нам его усвоить своевременно и с должным почтением к учительнице-истории.

Новейшая история как раз протекает под знаком стремительного процесса глобализации. Как бы на этом фоне нам вообще не утратить славянскую иден­тичность, я уже не говорю об идее славянской общности…

— Несмотря на горький опыт прошлых десятилетий, мы не должны считать дискредитированной саму идею. Во всяком случае сейчас для нас вновь обретает смысл принцип «брат-брату». Разумеется, все мы хорошо понимаем, что и сама идея требует серьезнейшего ос­мысления, а ее реализация — огромных усилий.

Что касается славянской идентичности в широком смысле этого понятия, то ее сохранение мы должны осоз­навать как важнейшую зада­чу нашего времени. Всякий имеющий глаза видит, что навязываемая нам «европе­изация» в весьма опреде­ленном смысле является сту­пенью космополитизации с точки зрения как геополитики, так и этнологии, а особенно культурологии при очевидных уже результатах нивелирования на так называемом общеевропейском про­странстве культурных особен­ностей. Между тем подлин­ная культура сохраняет и раз­вивает именно духовное наследие, без которого невоз­можно истинное самоопре­деление народов.

У идеи славянского едине­ния, как никогда, много про­тивников. Доминирует мне­ние, что она по природе сво­ей несостоятельна: мол, это подтверждено развалом всех государственных образова­ний такого типа — СССР, ЧССР, Югославии, причем Югославия переживает еще и внутреннюю трагедию, ко­торой не видно конца…

Между тем идея славянс­кой общности и солидарнос­ти не однажды будто бы уга­сала, но потом опять возрож­далась. Ее история сложна, противоречива, но далеко не исчерпана. Так или иначе, лишь единение славян обес­печивало защиту их от асси­миляции. Проще говоря, сей­час выбор для славян таков: либо в единстве сохранить и общность, и свою самобытность, становясь «позитив­ными творцами истории», либо ассимилироваться, ста­новясь материалом для обо­гащения иных цивилизаций при стремительной глобаль­ной «вестернизации», а точ­нее, американизации.

Напомню, что субъектами международной политики се­годня являются 14 славянских государств, в которых прожи­вают свыше 300 миллионов человек. А это — сила, с кото­рой нельзя не считаться…

Беседовал

Николай ЛЕВЧУК