Шидловский, А. К. Бои за Кобрин в сентябре 1939 года / Антон Шидловский // Карані і кроны : гісторыя Кобрыншчыны: першая палова XX стагоддзя / [укладальнікі: Ю. А. Барысюк, А. А. Мезенцэва]. — Брэст, 2017. — С. 60-65.

В Кобрине прошло одно из последних сражений Польской кампании 1939 года.

Бои за Кобрин в сентябре 1939 года

Многие сражения Польской кампании 1939 года забыты. Зачастую непринято говорить о противостоянии Красной Армии и польского вой­ска в Западной Беларуси. Однако в эту категорию попали также и бои с немецкими войсками, которые произошли на белорусской земле в сен­тябре этого года.

21 марта 1939-го Германия потребовала от Польши присоединения к Рейху города Данцига (Гданьска) и права строительства экстеррито­риальной коммуникационной трассы через польское Поморье в Вос­точную Пруссию. Правительство Польши отклонило эти требования. В середине марта Германия оккупировала Чехию и Моравию, а 23 марта заняла Клайпеду. Назрела реальная опасность вооружённого нападе­ния на Польшу. В марте 1939 года там была объявлена частичная мо­билизация [2, С. 83].

30 марта 1939 года 30-я Полесская дивизия пехоты получила приказ о мобилизации. Численность соединения была доведена до штата военного времени, после чего дивизия направилась к реке Варте в состав армии «Лодзь» [7, С. 141]. После ухода частей 30-й дивизии командир IX округа генерал бригады Францишек Клееберг начал создание запасных полков, которые должны были обучать новобранцев и резервистов для пополнения фронтовых частей [7, С. 143].

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. В этот же день бомбовому удару немецкой авиации подвергся и Кобрин. В последующие дни самолёты обстреливали из пулемётов город, го­няясь за отдельными людьми как за живыми мишенями [1, С. 17; 7, С. 25]. 9 сентября по приказу верховного главнокомандующего поль­ской армии маршала Эдварда Рыдз-Смиглого на Полесье на основе запасных частей создавалась оперативная группа «Полесье» под командованием генерала Клееберга, а в её состав вошла формиру­ющаяся дивизия пехоты «Кобрин», во главе которой был поставлен полковник Адам Эллер [2, С. 85; 6, С. 21; 7, С. 143-144]. Форми­рование соединения проходило в районе Кобрин — Городец — Пинск [6, С. 21]. В состав дивизии «Кобрин» вошли запасные полки 20-й (Барановичи, Слоним) и 30-й (Кобрин) польских пехотных дивизий: 82-й полк (командир — подполковник Францишек Тарговский), 83-й полк (командир — подполковник Владислав Северин), 84-й полк (ко­мандир — майор Юзеф Женевский), отдельный батальон 79-го полка (командир — майор Бартула), а также 5-й дивизион лёгкой артилле­рии (командир — майор Станислав Олеховский), штаб и другие подразделения [6, С. 23, 34; 7, С. 34].

Уже 11 сентября подразделения дивизии перекрыли дороги и вели разведку. Разведывательный отряд дивизии состоял из конно­го взвода и взвода велосипедистов. Последний (разведывательный отряд № 1) был направлен в д. Чернавчицы с целью постоянной разведки в направлении Бреста, Жабинки и Огородников, а конный взвод (разведотряд № 2) разместился в Запрудах и вёл наблюдение в направлении Тевлей и Пружан. Уже 12 сентября поступили све­дения о появлении немцев севернее Кобрина. 83-й пехотный полк, 1-й батальон 84-го полка, сапёрная рота и население приступили к строительству полевых укреплений на западной и южной окраинах города. Укреплялся центр Кобрина, берег канала Бона и реки Му- хавец в районе железнодорожного моста. Натуральные препятствия углублялись и расширялись. Оборона планировалась подвижной, так как не было достаточных средств, чтобы остановить немецкие танки [6, С. 28 -29].

Участок по берегу Мухавца на восток до Городца занял 82-й полк, усиленный 2-м батальоном 84-го полка и отдельным бата­льоном 79-го полка. Последний из-за проблем с транспортом никак не мог покинуть Слоним. Полковник Эплер разместил штаб в д. За­лесье, на отрезке 82 полка. Здесь был создан внутренний опорный пункт обороны, гарнизон которого составляли дивизионная стрелко­вая и пулемётная роты, а также взвод велосипедистов [6, С. 29, 31]. Полковник Анатолий Дворенко-Дворкин в течение 11-15 сентября сформировал дивизионный эскадрон кавалерии [6, С. 27 — 28; 7, С. 144].

14 сентября разведывательный отряд дивизии на Брестском шос­се столкнулся с разведкой 3-й немецкой танковой дивизии из состава 19-го армейского корпуса генерала Гудериана. С этого момента нача­лись постоянные бои между авангардами противников. 3-я танковая дивизия продвигалась восточнее Бреста на Влодаву, а следовавшая за ней 2-я мотодивизия — на восток, к Кобрину [3, С. 111].

На город наступала 2-я немецкая дивизия моторизованной пе­хоты в составе 5-го, 25-го и 92-го пехотных полков, 2-го артилле­рийского полка, 1-го дивизиона 38-го полка тяжёлой артиллерии, 2-го разведывательного батальона, 22-го мотоциклетного батальона, 2-го противотанкового дивизиона, 32-го моторизованного батальона пионеров, 2-го дивизионного батальона связи. Во главе дивизии (с 1 апреля 1937 по 4 октября 1940 года) стоял генерал-лейтенант Па­уль Бадер.

К 14 сентября формирование соединения в целом было закончено [6, С. 22]. В этот день прибыл отдельный батальон 79-го полка, мотори­зованная противотанковая батарея, а также начала прибывать лёгкая артиллерия [6, С. 33 — 34]. В состав польской пехотной дивизии «Ко­брин» вошло множество добровольцев — жителей Барановичей, Сло- нима, Новогрудка, Пинска, Вильно, Кобрина и Кобринского повета [6, С. 32, 35].

14 сентября 2-й батальон 83-го полка выступил в брестском на­правлении навстречу немцам. 7-я рота Максимовича заняла д. Пер­ки и перекрыла шоссе Брест — Кобрин, 8-я рота Вагнера встала в резерве, 9-я рота Карпинского укрепилась на берегу р. Мухавец. Её командир поручик Карпинский со 2-м взводом и двумя станковыми пулемётами занял позиции у д. Черевачицы. На другой стороне реки стояла церковь, вдали виднелся железнодорожный путь. Солдаты повредили паром, чтобы немцы не смогли переправиться через Му­хавец. Бойцы отрыли стрелковые ячейки за насыпью, которая тяну­лась вдоль реки.

В 18:00 появились немецкие бронетранспортёры — 3 больших и 2 малых. Поручик Карпинский приказал зарядить оружие бронебойными патронами и без команды огня не открывать, так как хотел дождаться, когда вражеские солдаты выйдут наружу. А немцы, до которых было всего 100-120 метров, не видели их за насыпью. В состав роты входи­ли резервисты, никогда не участвовавшие в бою. Неожиданно один из пулемётов начал стрелять. Засада не удалась, Карпинский приказал от­крыть огонь. Бой начался в 18:15. Немцы ответили сильным огнём из пулемётов и пушек по позициям взвода. Польские бронебойные пули отскакивали от немецкой брони, но и немцы стреляли над головами польских солдат: им мешала насыпь. Через несколько минут перестрел­ки бронетранспортёры отступили и уехали на восток — в сторону Кобри­на. Польский взвод вышел из боя без потерь.

Больше на этом участке противник не появлялся. Бои развернулись в районе Федьковичей.

Вечером 15 сентября по приказу генерала Клееберга 84-й полк без 2-го батальона, усиленный дивизионной ротой сапёров без 1-го взвода, был направлен на перекрёсток дорог Влодава — Кобрин и Брест — Ковель. Этот отряд под командованием майора Желевского должен был перекрыть движение на данном перекрёстке, сделав за­валы [6, С. 33]. В районе Кобрина сосредоточились основные силы польской дивизии «Кобрин»: шесть пехотных батальонов, три бата­реи лёгкой артиллерии и одна моторизованная противотанковая, пу­лемётная рота, дивизионная кавалерия и вспомогательные подраз­деления.

Утром 17 сентября 1939 года моторизованная немецкая развед­ка, поддержанная несколькими бронетранспортёрами и танками, от­бросила польское охранение и подошла к выдвинутым позициям 2-го батальона 83-го полка. Батальон опирался на три деревни: Перки, Суховчицы и Пески. Местность была заболоченной, взводы и роты занимали сухие участки. Бой длился весь день. Расчёт единствен­ной 100-миллиметровой гаубицы, приданной батальону, уничтожил два немецких танка, а затем подбил ещё один. Попытка противника пробиться через д. Яголки натолкнулась на сопротивление развед­ки 2-го батальона 84-го полка. Немцы вынуждены были отступить [6, С. 43-46].

Об этих событиях рассказывает житель д. Петьки Купринюк: «На­ступление немецких войск на Кобрин происходило по двум направле­ниям — по Брестскому шоссе и с юго-запада. В день перед боем за город (17 сентября. — Прим, автора) в районе деревень Пески и Петь­ки происходили перестрелки между польскими и немецкими войсками. На следующий день в Петьки вошла колонна германских войск. Через деревню проследовало до десятка лёгких танков (Т-1 и Т-И. — Прим, автора), мотоциклы на гусеничном ходу и много бронетранспортёров с пехотой. Возле имения Журковского немецкая пехота спешилась, развернулась в цепи и пошла к городу.

Журковский с сыном и братом, который приехал из Варшавы, за­сели с пулемётом в подвале дома. Когда немецкие пехотинцы прошли имение, Журковский открыл огонь. Немцы понесли чувствительные потери. Они схватили патриотов и расстреляли возле бетонного моста через канал Бона.

В деревне Петьки была развёрнута радиостанция с раздвижной антенной и, видимо, разместился штаб. Немцы хорошо относились к ребятишкам, которые с интересом разглядывали иностранных сол­дат.

Говорили, что скоро придут русские. Пробыли немцы в деревне два дня, а затем ушли на Брест. Через двое суток пришла Красная Армия».

Защитники Кобрина осуществили перегруппировку сил. 2-й бата­льон 83-го полка ночью отошёл на южную окраину города. Сюда же при­был отдельный батальон 79-го полка. Таким образом, южнее Кобрина сконцентрировалось три батальона [6, С. 47, 50].

Около 9 часов утра 18 сентября немецкая разведка «прощупала» оборону на брестском направлении и к югу от шоссе. В 12 часов дня при сильной артиллерийской поддержке 2-я немецкая мотодивизия начала наступление на город. Западную окраину защищал 1-й ба­тальон 83-го полка при поддержке батареи гаубиц и 5-ти отдельных орудий. На оборону батальона наступала немецкая пехота, усиленная танками. Однако плотный огонь пулемётов и батареи гаубиц сломал начавшееся наступление. Было подбито несколько машин. Немецкая пехота залегла, а танки скрылись в складках местности и оттуда вели огонь по оборонительным позициям польской пехоты [6, С. 50 — 51]. Разведка 2-го батальона 84-го полка донесла, что со стороны шоссе слышен сильный шум моторов. Немцы ввели в бой 90 танков и 200 других единиц боевой техники [6, С. 52]. Эти данные, вероятно, завы­шены, так как механизированные дивизии вермахта не могли иметь по штату такого количества танков. Возможно, на усиление прибыли танки из 3-й или 10-й танковых дивизий 19-го немецкого армейского корпуса.

Поручик Стефан Карпинский рассказал об этом бое следующее: «Немцы заняли Губернию и Клопотин. В самом городе их нет, но из Губернии они обстреливают ул. Тругутта, Перацкого и Огород­ную. В Губернии около 200-300 немецких солдат с бронемашинами и орудиями. Поручик Дитрих со своими парнями должен занять пози­ции в районе еврейских школ с южной стороны и открыть огонь по Губернии. Я со своими людьми подошёл к немецким позициям через огороды Понятовского и Ярмужкевича. Когда мы достигли послед­них строений на ул. Огородной, немцы нас заметили. Они откры­ли сильный огонь, один из младших лейтенантов был ранен. Наше обнаружение заставило меня решиться на атаку гранатами. Мы находились за стеной. С другой стороны была слышна немецкая речь. Дитрих открыл сильный огонь по Губернии. Бросив гранаты, начали штурм. Немцы отступили за канал Бона, оставив нам ору­жие, пушку и пару машин. Дитрих занял Губернию, я пошёл через Клопотин к Губернии Хомякова, которая находится западнее Вло- давского шоссе. За этот день рота понесла потери: несколько уби­тых и 20 раненых».

Около 16 часов 18 сентября немецкое наступление достигло сво­его пика. Гарнизон Кобрина был усилен ротой из состава 1-го бата­льона 82-го полка со взводом противотанковых орудий. Этот батальон перекрыл дорогу восточнее города [6, С. 52]. Появилась возможность нанесения удара во фланг немецкой группировке. Полковник Эллер приказал 2-му батальону 83-го полка, 2-му батальону 84-го полка и отдельному батальону 79-го полка очистить от немцев западные под­ступы к городу. В 17 часов с криками «Пусть живёт Польша!» солдаты и офицеры устремились на врага. Удар принёс быстрый успех. Про­тивник, подвергшийся нападению с фланга и тыла, был вынужден от­ступить. Бой за Кобрин закончился [6, С. 53].

Ночью 18 сентября дивизия по приказу генерала Клееберга отошла к Дивину [1, С. 54]. С востока приближались войска Советского Союза.

Потери сторон в этих боях не ясны. Польские источники говорят о небольших потерях среди польских войск: 127 убитых, 2 разбитых ору­дия [7, С. 27]. Но встречаются и диаметрально противоположные мне­ния: 83-й полк был полностью разбит [4, С. 122; 5, С. 51, 53]. Однако, судя по свидетельствам местных жителей, всех погибших солдат похо­ронили в трёх общих могилах. Генерал Гудериан в своих «Воспомина­ниях» указывает, что 2-й мотодивизии «пришлось вести тяжёлые бои под Кобрином», которые не могли не привести к существенным потерям [3, с. 111].

Это был один из первых боёв с немецкими войсками на белорус­ской земле. Никто не предполагал, что вскоре немецкая армия вернёт­ся, чтобы вновь покорять эти земли. А в 1939 году этот бой был лишь одним из последних сражений разбитой польской армии.

Литература

1. Бабенко, Е. В. Семь столетий Кобрина. Краткий путеводитель / Е. В. Бабенко, Е. Н. Рысь. — Брест: ОАО «Брестская типография», 2008. — 27 с.

2. Бешанов, В. В. Брестская крепость / В. В. Бешанов. — Минск.: Бела­русь, 2004. — 158 с.: ил.

3. Гудериан, Г. Воспоминания солдата / Г. Гудериан / пер. с немецко­го. — Смоленск: Русич, 1999. — 656 с. — («Мир в войнах»).

4. Памяць: Гіст.-дакум. хроніка Кобрынскага раёна. — Мінск: БЕЛТА, 2002. — 624 с.: іл.

5. Плиско, Н. М. Кобрин: историко-экономический очерк / Н. М. Плиско, Л. Р. Козлов. — Минск: Полымя, 1987. — 96 с.; ил.

6. Ерlеr А. Оstatni zolnierz polski kampanii 1939 roku / Аdam Ер1еr – Reprint wydania z 1942 roku. – Warszawa: Zakl. Graf. Domu Slowa Polskiego, 1989. — 112 s.

7. Роliesie Kobkynskie: historia – ludzie – wspomnienia / Zespol redakcyjny pod kier. B. Milaczewskiego. – Warszawa: PWH Graf, 2006. — 244 s.

Антон Шидловский