2021 Смехович, Н. Мы помним, как всё начиналось

Смехович, Н. Мы помним, как всё начиналось / Николай Смехович ; [беседовала] Лилия Хлыстун // Рэспубліка. — 2021. — 15 чэрвеня (№ 111). – С. 7.

Кандидат исторических наук, доцент Николай Смехович — о событиях 30-летней давности.

Мы помним, как всё начиналось

Союзный референдум, кризисные явления в экономике, новые государства на политической карте мира: кандидат исторических наук, доцент Николай Смехович — о событиях 30-летней давности

Время, назад!

Для нынешней молодежи 1991 год, когда вышел первый номер газеты «Рэспублiка», — просто страничка в учебнике истории. Для людей постарше — непростое время ломки незыблемых, казалось, устоев, время разочарований и больших надежд. Драматичный, изменчивый, словно декорации на театральной сцене, 1991-й вошел в историю Беларуси прежде всего как год рождения независимого государства. Именно с него началась летопись суверенной Республики Беларусь. Вместе с заведующим центром истории Беларуси конца XVIII—XXI века Института истории Национальной академии наук Николаем Смеховичем мы вспомнили, как это было.

Смена эпох

— Николай Владимирович, какие потери и приобретения принес 1991-й жителям нашей страны?

— Прекрасно помню этот год. Он был очень драматичный и судьбоносный как для существовавшего тогда советского государства, так и для нашей республики. Экономика СССР к тому моменту оказалась в очень тяжелом положении. Достаточно вспомнить, что дефицит госбюджета к началу 1991-го составлял более 100 млрд. советских рублей. Ситуация в экономике была критической. Чтобы решать экономические вопросы, руководство советского государства принимало нестандартные решения. Например, вечером 22 января был издан указ Президента СССР Михаила Горбачева и принято постановление об обмене купюр номиналом 50 и 100 рублей и ограничении выдачи денег в сберегательных кассах Сбербанка.

— Известная в народе денежная «павловская» реформа?

— Ее нельзя считать денежной реформой, хоть люди ее так и стали называть — по имени тогдашнего премьер-министра СССР Валентина Павлова. Население тогда охватила массовая паника, утром многие, опасаясь, что их сбережения пропадут, начали «штурмовать» сберегательные кассы. Скажу, что основания для обмена купюр у руководства СССР были. По данным внешней разведки и КГБ, американцы приступили к печатанию именно этих купюр, чтобы наводнить ими СССР и подорвать окончательно его экономику, ускорив тем самым крушение советского государства. Чтобы этого не допустить, «пятидесятки» и «сотки» решили в течение трех дней заменить купюрами нового образца. Но это решение обострило внутреннее положение в стране, став своего рода спусковым крючком дальнейших событий. Следующий шаг, сильно повлиявший на дестабилизацию ситуации в стране, — постановление Правительства СССР о резком повышении розничных цен на продукты питания, принятое 23 марта. К примеру, если килограмм говядины до этого стоил 1 рубль 90 копеек, то после 23 марта его цена выросла до 7 рублей. Конечно, для людей это стало шоком. Тем более что Горбачев обещал не принимать решение о реформе цен без совета с народом. Но обещание не было выполнено, что вызвало особенное возмущение. Хотя справедливости ради надо сказать, что без реформы цен советской экономике обойтись в принципе было невозможно, так как продукты питания продавались по ценам ниже себестоимости. И ежегодные дотации на покрытие убытков колхозам и совхозам составляли 25 миллиардов рублей. Столь резким повышением цен был нанесен колоссальный удар по сознанию привыкших к стабильной жизни советских граждан.

— Но о развале СССР речи не шло, подавляющее большинство его жителей высказалось за сохранение страны на Всесоюзном референдуме 17 марта.

— Да, в БССР более 82 процентов избирателей, принявших участие в голосовании, высказались за сохранение Советского Союза в той или иной форме. Среди жителей девяти республик СССР, участвовавших в референдуме, эта цифра составила более 76 процентов. Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Молдавия и Армения заявили о выходе из состава СССР и отказались участвовать в референдуме. Прибалтийские государства еще в 1990-м приняли декларации о своем суверенитете и независимости.

— Но Беларусь ведь тоже Декларацию о государственном суверенитете приняла в 1990-м.

— Этот документ не исключал построение нового федеративного государства на основах принципов суверенитета и независимости. Тогда предполагалось, что это будет Союз Суверенных Государств — ССГ. Но решения Всесоюзного референдума были проигнорированы политическими элитами. В первую очередь — РСФСР, и вслед за этим распад СССР принял необратимый характер. Вспомним, как дальше развивались события. Политическое руководство советского государства активизировало подготовку нового Союзного договора. В Ново-Огареве Горбачев несколько раз собирал руководителей девяти республик. Развернулся так называемый Новоогаревский процесс, в результате которого наконец текст договора был согласован и его решили парафировать, т.е. предварительно одобрить 20 августа. Однако в РСФСР параллельно разворачивались другие процессы. Чтобы упрочить положение демократов, 20 июля Президент России Ельцин издал указ о прекращении деятельности структур политических партий в российских госучреждениях, на предприятиях. Указ был направлен против КПСС. Часть команды Горбачева с такой политикой Ельцина категорически не согласилась, понимая, что это прямая дорога к отстранению КПСС от власти в России и в других союзных республиках, а в конечном счете — к ликвидации СССР. Поэтому когда Президент СССР Горбачев, имея полномочия, не отменил ельцинский указ, противники Ельцина решили действовать на опережение. 18 августа, накануне подписания Союзного договора, группа политиков, в составе которой были Крючков, Янаев и другие известные деятели советского государства, выехала в Форос, где отдыхал Горбачев, и предложила ему ввести чрезвычайное положение, чтобы временно запретить деятельность организаций, выступавших против политики КПСС. Горбачев отказался. Поэтому по возвращении из Фороса заговорщики организовали комитет по чрезвычайному положению — так называемый ГКЧП СССР. Ранним утром 19 августа обнародовали постановление № 1 ГКЧП о переходе властных полномочий Президента СССР к вице-президенту Янаеву в связи с тем, что Горбачев якобы по состоянию здоровья не может исполнять свои функции. Этим постановлением они на территории советского государства запретили деятельность всех политических партий и движений, оппозиционных КПСС. Фактически отменили указ Ельцина. Антиконституционность этого постановления заключалась в том, что оно было принято без согласия всех союзных республик.

— И продержался ГКЧП, помнится, ровно три дня.

— Я все это пережил и помню, что в Минске все было спокойно, хоть и с тревожными ожиданиями: что будет дальше? Драматические события разворачивались в Москве, куда по распоряжению ГКЧП вошли танки, под гусеницами которых погибли люди… 21 августа из Фороса вернулся Горбачев, весь ГКЧП был арестован. В результате его поражения деятельность КПСС была запрещена, и власть в РСФСР захватили сторонники Ельцина — демократы. Тем самым советская власть в Российской Федерации, можно сказать, была ликвидирована. Вслед за подавлением путча и у нас в республике было принято постановление о приостановлении деятельности Компартии. Депутаты Верховного Совета вышли из состава КПБ, и фактически власть перешла полностью в руки Верховного Совета БССР.

Жить в своем национальном доме

— Николай Владимирович, в те дни и началась история независимой Республики Беларусь?

— Подписание союзного договора уже было невозможным. 25 августа, как и другие союзные республики, сессия Верховного Совета БССР приняла Закон «О придании статуса конституционного закона Декларации Верховного Совета Белорусской ССР о государственном суверенитете Белорусской Советской Социалистической Республики» и постановление «Об обеспечении политической и экономической самостоятельности Белорусской ССР». Начиная с 25 августа любые указы, которые подписывались Президентом СССР или союзными органами, принимались у нас только в части, не противоречившей нашей Декларации о независимости. Словом, с этого момента вопрос о суверенитете и независимости, об укреплении и дальнейшем развитии нашей государственности, строительстве независимой суверенной Беларуси вошел в практическую плоскость. Главный орган государственной власти СССР — V Съезд народных депутатов — 5 сентября объявил о самороспуске, и тем самым вопрос о судьбе СССР был окончательно предопределен. 6 ноября, накануне годовщины Октябрьской революции, указом Президента Ельцина в России КПСС была запрещена окончательно. 8 декабря в Вискулях был подписан договор о ликвидации СССР и образовании СНГ. Как видите, 1991 год, начавшись драматично, не менее драматично и завершился. Но именно в том году наша страна стала самостоятельным государством на политической карте мира.

— БССР ушла в историю, уступив место Республике Беларусь?

— После августовских событий нам как самостоятельному государству необходимо было определиться с его названием. 19 сентября вышло решение об изменении символики республики и переименовании БССР в Республику Беларусь. По поводу новой государственной символики руководство Верховного Совета обращалось за советом к ученым Академии наук. Считаю, что было ошибкой рекомендовать в качестве государственного флага бело-красно-белое полотнище, которое никогда не являлось символом белорусской государственности. Его создали искусственно в 1917 году, когда рушилась царская империя. К примеру, в ВКЛ, на территории которого жили наши предки, флаг был красного цвета. Но ошибка была исправлена в 1995-м, когда белорусы сказали свое слово на референдуме по поводу государственной символики.

— Наверное, тогда, в 1991-м, сразу было трудно осознать, какое великое событие произошло.

— Я сам некоторое время привыкал к новым реалиям. То, что мы стали отдельной страной, первое время не укладывалось в голове. Позже пришло осознание, что мы сделали собственный выбор и стали полностью ответственны за свою дальнейшую судьбу, за то, как выстраивать будущее детей и внуков. В 1991 году осуществилось вековое стремление нашего народа — жить в своем национальном доме. Поэтому каким бы непростым и драматичным не был тот год, он навсегда войдет в историю белорусской государственности. Об этом, кстати, говорится в разработанной учеными нашего института Концепции истории белорусской государственности, увидевшей свет десять лет назад. То, что газета «Республика» является ровесницей независимой Беларуси, накладывает на вас особую ответственность. Продолжайте и дальше писать историю родной страны: объективно, вдумчиво, интересно. Хочется пожелать газете большого творческого заряда, собственной харизматичности, патриотизма, а также всегда оставаться на защите интересов нашего суверенного государства. `

Беседовала Лилия Хлыстун

khlystun@sb.by